Главная » Книги » О Земле и о далеких мирах » О Земле и о далеких мирах

Сбой

Алан с удивлением рассматривал листок. Как это могло получиться? Он не понимал. Если бы листок был один, Алан заподозрил бы одноразовый сбой программы. Но сбои были ежедневно. Доказательство тому - шесть похожих друг на друга листов.
  - Я это не программировал, - сказал он, поднимая глаза на жену. Ульрика, сложив руки на груди, с вызовом смотрела на него, чуть прикусив губу. Визуальный ряд преобразовался в яркий сигнал: "Она хочет устроить скандал". Короткий внутренний монолог, анализ чувств, - Алан понял, что и он хочет наорать на кого-нибудь, возможно, разбить тарелку или даже, - о, какая заманчивая мысль! - подаренную тещей вазу из розового стекла. Все потому, что другого выхода своей растерянности он не видел. - Я это не программировал! - куда резче повторил он, нахмурившись.
  - А кто же мог? Это программа! Сама по себе она не перестраивается! - голос Ульрики казался колючим, звучал неприязненно. Алан не любил ссориться с женой, но сейчас это было лучшее, что он мог придумать.
  - Я ее не перестраивал! - процедил он, замечая, как челюсть чуть съехала вправо, а верхняя губа поднялась, обнажая зубы. - У твоей мамочки бывают иногда странные идеи. Может, это ее рук дело, а мы зря голову ломаем?
  - Как ты смеешь?! - взвилась жена. - Причем тут моя мама? Почему ты все время ее в чем-то обвиняешь?
  - Не знаю. Может, потому что она все время вмешивается в нашу жизнь? - предположил Алан, вспоминая еженедельные визиты и почти ежедневные звонки тещи. Он любил жену, но ее одну, а не в комплекте с Сабиной. Ему казалось, теща все время настраивает Ульрику против него, рассказывая, что Алан, по ее мнению, должен делать для жены и дома. Попытки ограничить общение Ульрики с ее мамой выливались в ссоры и обиды. Иногда из-за этого они с женой не разговаривали несколько дней. И Алану приходилось просить прощения, потому что жену он все-таки любил. Очень.
  - Ничего она не вмешивается! Она помогает мне, помогает нам! - Ульрика завела знакомую аудиозапись. По закону подлости именно в этот момент раздалась трель звонка, а на настенном экране появилось объемное изображение "обожаемой" Аланом тещи.
  - Извини, что я накричал на тебя, - выдавил Алан, пока жена не успела ответить на вызов. - Я просто не знаю, что делать и что думать.
  Ульрика открыла было рот, чтобы по своему обыкновению сказать резкость, но прикусила язык и, кивнув, тоже попросила прощения. "Пойти к семейному психологу было хорошей идеей", - подумалось Алану. - "Действительно помогает".
  - Мы справимся с этим, - она улыбнулась растеряно и грустно. Он кивнул и вышел из комнаты. Слышать голос Сабины ему не хотелось.
 
  Ирма сбоила по-прежнему. К графическим сбоям добавились и аудиопомехи. Она выдавала какие-то неопознаваемые обрывки мелодий, меняя мотивы по нескольку за час. Алан наблюдал за ней все выходные. Ульрику отправил к Сабине. Та ссора на неделе была первой ласточкой нервного срыва, как объяснила Алану психолог. Жене нужен был перерыв, смена обстановки, а потому Алан, как любящий муж, предоставил ей такую возможность.
  Поведение Ирмы ему не нравилось. Она исправно выполняла основные команды, но самовольно включила в арсенал своих действий новые. Он думал, что изучил ее в полной мере, за четыре-то года. Но оказалось, это не так. Теперь Алан задумчиво следил за созданием Ирмой нового графического шедевра, поглаживая чуть выпуклые рубцы у себя на руке. Пунктуальность, честность, откровенность, любовь к родителям, моногамность, умение быстро оценивать психологический настрой собеседника и многие другие. Всем этим наделили его родители и современная наука. Под привычными, родными рубцами скрывались нейрочипы, усиливающие в нем положительные качества, подавляющие негативные. И нейрочипы никогда не ошибались, их трудно было повредить, их тонкие настройки сохранялись больше столетия, обеспечивая счастливую жизнь миллиардов и нулевую преступность. Как побочный эффект. Когда-то давно Алан интересовался этой отраслью, разработками, историей нейрочипов. Самые первые версии, конечно же, не были совершенными. Их настройки мог сломать простой вирус, например грипп. И тут Алана осенило, вдруг с программой Ирмы то же самое? Вдруг какой компьютерный паразит?
  В понедельник он пропустил работу, повез Ирму на тестирование. Подумав как следует, в этот же день подкорректировал один из своих нейрочипов, добавив терпимость к теще. Надоело ругаться с любимой женой. Алан понимал, постоянные ссоры ни к чему хорошему не приведут. Ирму оставили в центре на три дня и лишь потом разрешили забрать ее домой. Сотрудники центра заверили, что нашли способ решения проблемы. Для Алана и Ульрики составлена новая инструкция. Ее было рекомендовано изучать вместе. Под воздействием нейрочипа "терпимости к Сабине" Алан даже предложил Ульрике пригласить маму. Инициатива была тут же с воодушевлением подхвачена. И вот они втроем сели за стол, распаковали безликий белый пакет с инструкцией. Вместо ожидаемого кристаллического экранчика в пакете обнаружилась книга и сопроводительное письмо. "Уважаемая семья Верли! Все происходящее с Ирмой совершенно нормально. Чтобы узнать подробности, внимательно прочитайте приложенную книгу". Но Алана ошарашили последние фразы, написанные огромными буквами: "ГОРДИТЕСЬ СВОЕЙ ДОЧЕРЬЮ! ОНА - ТВОРЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ!". Трое взрослых молча, не находя слов от изумления, смотрели на эту надпись.
  Ирма, напевая какую-то песенку, вскарабкалась на стул рядом с Аланом и сунула папе в руки новую картинку. Схематические фигуры троих взрослых, - одного мужчины и двух женщин, - и одна детская, с длинными, как у самой Ирмы светлыми косичками. Все люди улыбались, держась за руки, над ними висела радуга, и сиял желтый круг солнца.

Категория: О Земле и о далеких мирах | Добавил: Ailinon (28.01.2015) | Автор: Булгакова Ольга Анатольевна E
Просмотров: 98 | Теги: дети, будущее, Фантастика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar