Главная » Книги » О Земле и о далеких мирах » О Земле и о далеких мирах

Бабочки

Сильвия стояла на утесе, а внизу перед ней раскинулся огромный луг. Теплый ветер касался тонкими чуткими пальцами ее щек, теребил волосы, словно знакомился на ощупь. Высокая темно-зеленая трава казалась морем, капитану даже представлялось, что белый камень в отдалении на самом деле парус корабля. Совсем как на картинке, которую она видела в детстве в какой-то книге.
  Зеленое море, перекатывающиеся волны, ей казалось, что на этот живой изумруд можно смотреть часами. Она никогда прежде не видела таких просторов. На Земле все было застроено очень плотно. Кусочки живой природы были разве что на балконах и крышах. А теперь прекрасная зеленая планета принадлежит ей и ее команде. Поселенцы появятся здесь не раньше чем через три года. Вначале обустроят первый город, - тщательно распланированное скопление одинаковых домиков из биополимеров, стекла и металла. Потом будут другие поселенцы, через какое-то время жертвой города станет близкая роща, через речку перекинут мосты, люди переберутся на другой берег. Но она никогда не позволит застроить или перепахать этот луг. Здесь будет природный заповедник. Конечно, луг очень удобен, прямо идеальное место для космодрома. Но существует негласное правило, - не нарушать целостность того, в честь чего названа планета. Этот луг запал капитану в сердце. Она сама изменила точку посадки, когда увидела на экране навигационного ассистента зеленое море. И даже назвала планету Луг, чтобы сохранить его.
  Аль Салим перед полетом видела снимки планеты с "Любопытства", одного из космических зондов, ищущих пригодные для жизни планеты. Но одно дело снимки, прогнозы, данные, а другое - реальность. Планета казалась настоящим чудом, подарком.
  Капитан обернулась к кораблю. Его серебристый бок мягко поблескивал на солнце. Рядом с "Первопроходцем" сновали туда-сюда люди, обустраивали лагерь. Сильвия улыбнулась, все-таки она правильно сделала, когда предложила расположиться на ночь на открытом воздухе. Да, за пять лет корабль стал им всем домом, но променять зеленую лужайку на серые коридоры не хотел никто. В первую очередь она сама.
  - Капитан, можно на пару слов? - у лагеря ее поджидал Рей. Робототехник, охотник и специалист по безопасности.
  Она кивнула и отошла вместе с мужчиной в сторону от других.
  - Сильвия, ты предложила глупость, - начал он. Обращаться к капитану на "ты" и по имени не принято, а так отзываться о его решении тем более. Но они с Реем были давно знакомы. Третья совместная экспедиция, поэтому подобная вольность тет-а-тет была допустима. - Нельзя устраиваться на ночь снаружи. Мы не знаем планету.
  - Рей, ну что может случиться? - женщина улыбнулась. Планета ей нравилась очень. Здесь было так спокойно, тихо. Даже думать о неприятностях не получалось.
  - Да что угодно. На новой планете. Что угодно, - настаивал Рей.
  - У нас есть защитные роботы, - ответила она.
  - Этого недостаточно! Выстави охрану, назначь дежурных! - уговаривал он. Взгляд робототехника был серьезный, напряженный.
  Сильвия задумалась. Рей не имел привычки паниковать и осторожничать без веской причины.
  - Ты так настроен... Что-то случилось?
  Он помолчал, потом спросил:
  - Ты ничего не заметила?
  Сильвия огляделась по сторонам. В мягком свете заходящего солнца все казалось спокойным и мирным. Она покачала головой.
  - Прислушайся.
  Она прислушалась. Тихий шелест травы, листьев, журчание далекой речки. Красота.
  - Не слышу ничего необычного.
  - Птиц не слышно, - сухо ответил Рей.
  - Ну и что? - проснувшееся было беспокойство сменилось облегчением. Сильвия погладила Рея по плечу. - Ничего странного в этом не вижу. Бывают, значит, планеты без птиц.
  - Когда мы смотрели видео с зондов, птицы пели, - хмуро пояснил мужчина.
  - И что из этого? - она улыбнулась.
  - Если птицы не поют, значит, быть беде.
  - Суеверие, не более того.
  Но это не убедило друга. Он покачал головой и серьезно сказал:
  - Хотелось бы верить. Но тут все не так радужно. Слишком тихо. Слишком красиво.
 
  Ночь прошла спокойно. Лагерь был под защитой роботов слежения и охранной сети, готовой ударить током любого, осмелившегося приблизиться к людям. Но, не смотря на это, Рей всю ночь не спал и напряженно вглядывался в темноту, сжимая импульсную винтовку. Капитан не оставила охрану, несмотря на просьбы Рея, поэтому робототехник патрулировал периметр лагеря один.
  На следующее утро он провел инструктаж, коротко напомнив основные команды для исследовательских роботов и правила безопасности.
  - Проверьте, работают ли ваши пистолеты. Оснащение роботов я проверил. Каждый снабжен достаточным количеством шприцов с транквилизатором. От корабля далеко не отходите. Никуда не ходите поодиночке, даже вдвоем. Лучше всего по трое, или по четверо. Ни в коем случае не ходите без роботов. Планета не исследована, мало ли какие животные здесь водятся. Далеко не все могут оказаться дружелюбными. Не купайтесь в реке. Хотя бы первую неделю, пока все не проверим. Не ешьте ягоды или грибы. Прошу хотя бы в первое время воздержаться от пикников вдали от корабля. Будьте осторожны. Поддерживайте связь с базой.
  Люди кивали, рассеянно слушая прописные истины в исполнении Рея, но капитан видела, что его слова никто не воспринимает всерьез. "Осторожничает", - подумалось ей. Если бы какие-нибудь животные тут водились, то заинтересовались бы лагерем в первую же ночь. Но ведь все было спокойно. А планета была воистину прекрасна. Райский уголок. Ничего страшного произойти просто не могло.
  Робототехник ушел спать в каюту, а команда, разбившись на группки по интересам, отправилась осматривать окрестности. Каждому нашлось рядом с лагерем место по душе. Рощицу оккупировали биотехнолог и садовники. Там было множество цветов. Красивых, ярких. Все шестеро самозабвенно ковырялись в земле, рассматривали листочки и травинки. "Биодотта", их робот-исследователь, именуемый чаще запросто "Дотти", сновал за людьми, брал образцы грунта, фотографировал и снимал на видео растения и педантично втыкал неоновые флажки рядом с каждым новым обнаруженным видом. Вечерами ребята возвращались к лагерю совершенно счастливыми. Капитан первый раз даже пожурила их, она же разрешила отдыхать. Ей ответили: "Разве это работа? Мы просто удовлетворяем свое любопытство!".
  Анимологов больше волновала река, в ней обнаружились личинки каких-то насекомых, планктон. Геологов неимоверно заинтересовали картинки, полученные радаром. Вначале они пытались рассматривать их на свежем воздухе, потом кто-то заявил, что солнце мешает, яркое слишком. И все четверо, восторженно гомоня, ушли в рубку. Но довольно скоро вернулись и попросили капитана отогнать от большого экрана климатологов. Сказав: "Вы же не дети, поделитесь как-нибудь", Аль Салим решила не вмешиваться.
  - Что за люди эти ученые? - пробормотала капитан, растянувшись на траве, положив голову на колени доктору Васильеву. - Вот мы лежим на траве, ветер доносит аромат цветов, вокруг вьются какие-то мошки. И нам с тобой все равно, какие гены обусловили их вид.
  - Это лишь подтверждает мое мнение о том, что ученые - не люди, - лениво ответил врач, поглаживая щеку Сильвии. - Думаю, они отдельный подвид человека. Ты только посмотри. Отдыхают и наслаждаются жизнью все, кроме "светлых голов". Исключение составляет только Сид Каменев. Так подружка-штурман сбила его с "пути истинного исследователя". Все вы, крылатые, такие.
  - Я всегда думала, что это ты меня соблазнил, - улыбнулась капитан.
  - Я просто поддался твоему обаянию, - признался доктор.
 
  Ничего странного или настораживающего не происходило. Но, несмотря на это, Рей продолжал дежурить по ночам, анализировать отснятый роботами материал, просить, уговаривать всех соблюдать осторожность. К концу первой недели на планете над робототехником уже посмеивались.
  Капитана поведение Рея удивляло. Он не был склонен к паникерству или драматизации событий. Но он упорно твердил ей, что не может быть такой идиллии. Планета не может быть рада их появлению.
  - Ты думаешь, что у планеты есть чувства и какие-то мысли по поводу нашего присутствия? - не удержалась от смешка Сильвия.
  - Конечно. И она нам не рада, - серьезно ответил Рей. - Я чувствую это.
 
  На шестой день вечером за ужином собралась вся команда. Разные группки оживленно переговаривались, делясь впечатлениями и новыми открытиями. И тут на полянку из рощицы вылетели бабочки. Потрясающе красивые, яркие, хрупкие и разные. Они были очень большими, какие-то с мужскую ладонь, какие-то еще больше. Команда, замерев и замолкнув, с восхищением глядела на беззаботно порхающих бабочек, летящих на свет фонарей лагеря. А потом раздались глухие хлопки, в вечерних сумерках полыхнуло синим, - Рей из импульсной винтовки открыл огонь по бабочкам.
  - Прекратить! - закричала капитан.
  Рей послушался, но было уже поздно. От двух десятков бабочек осталось три особи. Они удивленно порхали над другими, лежащими на земле.
  - Зачем ты это сделал? - от возмущения Сильвия забыла о приличиях. - Ты же видел, что это лишь бабочки! Угрозы никакой!
  - Они и были угрозой! - огрызнулся робототехник. - Вам меня благодарить надо!
  Капитан фыркнула, схватила мужчину за локоть и оттащила его подальше от команды.
  - Ты что, с ума сошел? Это. Были. Бабочки! - разделяя каждое слово, прошипела Сильвия.
  - Это были первые животные, которых мы увидели на планете! Первые за неделю! И им мы были интересны, они нас не боялись! - не понижая голоса, ответил Рей. - И они были для нас опасны! Пойми это, наконец!
  Капитан стиснула кулаки и постаралась взять себя в руки. Агрессия против безобидных по своей природе существ ее безумно разозлила. Когда Сильвия снова заговорила, голос ее звучал холодно и резко.
  - Рей. Ты со своими страхами стал посмешищем для команды. Ничего плохого здесь не случится. А узнаю, что ты подстрелил еще хоть одну бабочку, - конфискую оружие.
  Рей ругнулся.
  - Сильвия, не будь дурой! Открой глаза!
  - Успокойся, - прошипела она. - И держи свою манию в узде. Все нормально. Нам досталась прекрасная планета. И я больше не хочу, чтобы из-за твоей паранойи у нас были проблемы. Понял?
  Рей буркнул "Понял" и, ругаясь, ушел в корабль.
  Сильвия склонилась над бабочкой. Темно-вишневые крылья с черными и белыми капельками. Подоспевшая "Дотти" сообщила: "Насекомое, чешуекрылое, вид неизвестен, размах крыльев тридцать один сантиметр, длина тела восемнадцать сантиметров. Произведена съемка. Информация об образце сохранена в базе данных под номером пятьдесят пять". Вот такая короткая официальная панихида... "И почему он решил, что они опасны? Просто красивые летающие цветы", - думала капитан, рассматривая других бабочек.
 
  После этого происшествия каникулы закончились. Приступили к работе. Стараниями Аль Салим из-за истории с бабочками к Рею не стали хуже относиться. Да, над ним все больше посмеивались, но могло быть и хуже. Он мог стать изгоем. А этого капитан допустить не имела права.
  У корабля разбили огород, высадили привезенные растения. Геологи пробурили колодец. Вода была чистая, прозрачная, как слеза, и вкусная. Рей не любил отходить далеко от лагеря, поэтому сам вызвался поливать растения, прихватив с собой охранного робота. Садовники и биотехнолог только обрадовались. Ведь на планете было столько неизведанных растений. Они были куда интересней полива.
  Капитан была у реки с геологами. Она бы и не заметила ничего, если бы наручные часы не пропели полдень. Сильвия захлестнула волна беспокойства. Она вдруг поняла, что Рей не вышел в установленное время на связь. Другие группы частенько забывали это делать, но он никогда. А уже прошло полчаса. Капитан набрала его номер. Но рация молчала. Судорожно сглотнув, она вызвала Васильева, оставшегося у корабля.
  - Да? - немного удивленно откликнулся тот.
  - Алеша, проверь, как там Рей, - Сильвия заметила, что ее голос дрожит от волнения.
  - Что-то случилось? - забеспокоился доктор.
  - Просто проверь, как он.
  - Хорошо, - откликнулся Васильев и отключился.
  Через десять минут, когда капитан уже торопилась к лагерю, доктор снова вышел на связь.
  - Сильвия, он болен, - в голосе врача было беспокойство и растерянность.
  - Чем?
  - Не знаю. Я не знаю. Буду разбираться. Не ходи одна! - последняя фраза прозвучала так знакомо... Рей все время повторял то же самое.
  Сильвия раздраженно нажала на отбой и побежала к лагерю.
  Рей, которого с помощью силовых полей робота Васильев дотащил до больничного крыла, выглядел ужасно. Мертвенно бледный робототехник был без сознания, а из носа совсем недавно текла кровь, теперь застывшая бурыми потеками на щеках.
  - Его кто-то бил? - почему-то спросила капитан. Представить, что кто-то мог избить Рея, у нее не получалось. Он был крупным, сильным мужчиной с прекрасной реакцией.
  - Нет, - доктор недоуменно развел руками. - Нет... Я не знаю, чем это вызвано. Какое-то отравление. Но чем? Ел он то же, что и все остальные. Одежда все та же...
  - А что записал робот, смотрел?
  Васильев мотнул головой. Сильвия бросилась к роботу, набрав код, подключила его к основной системе, вызвала на экран картинку. Промотав видео до нужного момента, вместе с доктором увидела, как Рей поливал грядки. Как потом почему-то расчихался, а потом и свалился на землю, сотрясаясь в конвульсиях.
  - Всем на базу! Повторяю, всем группам немедленно вернуться на базу! - приказала по рации капитан. Дождавшись, когда все группы отзовутся, нажала сброс.
  - Что это могло быть? - спросила она Васильева, просматривающего запись во второй раз.
  - Может, какой-то аллерген... - пробормотал он.
  Рей со стоном повернулся на бок, его вырвало, пару мгновений спустя он снова забился в судороге. Доктор метнулся к нему, что-то ввел в вену, поддержал больному голову.
  - Ты иди пока. Ладно? - попросил Васильев капитана.
  - Помочь чем-нибудь?
  - Нет.
 
  Люди были напуганы таким приказом, но от инструкции не отступили. Все ждали ее в рубке. За последним человеком, за последним роботом люки были задраены, корабль был переведен на внутреннюю систему воздухообмена. Всякая связь с окружающей средой была прервана. Капитан взошла на свое возвышение, повернулась лицом к испуганной команде.
  - Рей серьезно заболел. Пока неизвестно, чем.
  - Рей? - в голосе геолога слышалась ирония и доля недоверия.
  "Он думает, что Рей симулировал", - поняла Сильвия, глянув на других, она увидела, что и другие разделяют эту точку зрения. Кивнула, вызвала на экран видео, которое несколько минут назад просматривала с доктором. Команда смотрела на монитор, а капитан следила за людьми. Видео стало шоком для всех и каждого. Решено было от корабля далеко не отходить, ночевать в каютах, при необходимости покинуть корабль держаться группами по трое, по четверо. Все время поддерживать связь с базой. "То есть, все то, что раньше говорил Рей", - подумала Сильвия.
 
  Робототехник умер через день, так и не приходя в сознание. Васильев побоялся делать классическое вскрытие, о чем честно сказал капитану. О последнем дне Рея он не захотел говорить, но Сильвии его рассказ был не нужен. Она, запершись у себя в каюте, вызвала видео из больничного блока. Уже через полчаса она пожалела об этом. Рей умирал страшно...
 
  После похорон прошло полторы недели. Ничего необычного не происходило. Высланные на разведку роботы возвращались неповрежденными. На видео тоже не было ничего странного. Постепенно все сгладилось, нервозность сошла на нет. Люди стали все больше времени проводить вне корабля, занимаясь своими исследованиями. Еще через некоторое время вновь появились бабочки. Они порхали вокруг людей, садились на протянутые ладони.
  - Это приятно, когда тебе на ладонь садится бабочка. Это как маленькое чудо! - щебетала капитану штурман Лиза, делясь впечатлениями. - Немного колется вначале, но они такие красивые, можно и потерпеть!
  Через два дня снова объявили чрезвычайное положение. Снова закупорились в корабле. На лужайке перед "Первопроходцем" нашли сразу два трупа. Иссушенные скелеты, обтянутые серой кожей. По нашивкам на одежде опознали Лизу и геолога Вику. На сей раз и роботы ничем не помогли. Видео, показывающее, как девушки с криком боли падают на землю и превращаются в мумии, ничего не прояснило.
  На следующее утро обнаружили еще три трупа. Климатолог Чен, анимолог Надя и садовник Дирк. Все умерли ночью прямо у себя в каютах и так же превратились в мумии. Капитан связалась с центром. Но и там не знали, с чем могли столкнуться исследователи. Такой ответ разозлил Сильвию. Она вдруг вспомнила, что на крыше хвостового отсека есть еще одна камера, которая могла записать день смерти Рея. Отмахнувшись от уговоров команды и Васильева, она нацепила скафандр и вышла из корабля.
  Идти в тяжелом скафандре, предназначенном для открытого космоса, было сложно, каждый шаг давался с трудом. Но капитан не поддалась искушению снять защиту, ей вовсе не хотелось умереть на этой планете. У нее были другие планы на жизнь. Когда она подошла к наружной лестнице хвостового отсека, к ней подлетела бабочка. Красивая, нежно-голубая с серебристыми разводами на крыльях. Сильвия, улыбнувшись, протянула ей ладонь. Доверчивая бабочка порхала близко, словно раздумывая, стоит или не стоит сесть на протянутую руку человека. Когда уже было решила, что стоит, капитан резко отдернула руку, вдруг вспомнив слова Рея: "Они и есть угроза". У Сильвии екнуло сердце от внезапной догадки, теперь она смотрела на бабочку с ужасом. А красавица села совсем близко на траву, открывая и закрывая крылья, ловя солнечные лучи. Капитан потянулась к пистолету. Уменьшила силу импульса и выстрелила в бабочку. Та судорожно дернула крыльями и завалилась на бок.
  - Вот так-то лучше, - пробормотала женщина, укладывая насекомое в контейнер для проб.
  Через несколько минут, переписав на кристаллический чип данные с камеры, капитан спустилась по лестнице на землю и, с трудом переставляя ноги в тяжеленных ботинках, пошла к двери в звездолет. Когда до заветной двери оставалось меньше сотни метров, женщину атаковали бабочки. Они прилетели отовсюду. Большие и маленькие, разноцветные, яркие. Они скребли по скафандру, бились в стекло, осыпали Сильвию пыльцой с крыльев. Капитан отстреливалась. Вначале она не сообразила увеличить силу импульса, но когда додумалась сделать это, дело пошло веселей. Пистолет поджаривал бабочек десятками, опалял крылья. Огонь, сам похожий на бабочку, перепрыгивал с одного насекомого на другое. Через несколько минут все закончилось. Капитан, наступая на хрустящие под ногами трупы насекомых, прошла к двери. Корабль, получивший желаемую цифровую комбинацию, поприветствовал ее и, накрыв шлюзовым куполом, втянул в передний отсек. Никогда прежде санитарная обработка на входе не доставляла ей такого удовольствия. Сильвия сбросила скафандр и, прихватив чип и мертвую бабочку в контейнере, направилась в рубку.
  Капитана ждали с нетерпением и тревогой. Аль Салим коротко рассказала об атаке бабочек, а потом вставила в свой пульт добытый чип, быстро нашла нужный файл по дате. Камера снимала сверху и видела то, чего не мог увидеть бывший рядом с Реем в тот день робот. Над робототехником бились две бабочки, осыпая его пыльцой со своих крыльев. Серебристая, черная и золотая пыль тончайшим, почти невидимым слоем опадала на голову, плечи, руки мужчины. Он чихал, заходился кашлем...
 
  Через пару часов Васильев сделал предварительный анализ принесенного капитаном насекомого. И хоботок, и коготки на лапках были пропитаны ядом, сходным с химическим оружием одной из земных войн многовековой давности. Яд был настолько концентрированным, что и в таких минимальных дозах приводил к смерти.
  - Рей был прав, - сказала Сильвия, когда доктор, оторвавшись от микроскопа, сообщил ей о своих открытиях. - Планета нам не рада и защищается, как может...
  Врач кивнул и ничего не ответил, увлеченно продолжая исследовать насекомое. Аль Салим отошла к окну. Зеленая лужайка, тенистая роща, луг с белым парусом далекого камня... Капитан вздохнула, подумав о живой планете:
  - Красивая.
  - Смертельно.
 

Категория: О Земле и о далеких мирах | Добавил: Ailinon (28.01.2015) | Автор: Булгакова Ольга Анатольевна E
Просмотров: 105 | Теги: космос, исследование, выживание, Фантастика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar