Главная » Книги » Любовные романы » Нелюбимый мной, нелюбящий меня

Нелюбимый мной, нелюбящий меня Часть 1-4

Келиара и Леньора принесенная клятва тоже впечатлила. Сомнения в моей невиновности сразу отпали. Учитывая, что виновными были мои кузены, облегчения от снятия с меня подозрений я не испытала.
  - Я сожалею, что сомневался в Вас. Искренне прошу прощения, - Леньор склонился передо мной. - Я соберу всех во дворе. Нельзя оставлять эту ситуацию без прояснения. Для подавляющего большинства леди Мирэль теперь предательница.
  - Ты прав, - коротко согласился Келиар. Поклонился мне, поцеловал руку. - Прошу, простите меня. Я не имел права не поверить Вам.
  - Я понимаю, почему Вы не поверили. Любой на Вашем месте сомневался бы.
  Келиар снова поклонился и вышел из комнаты вслед за Леньором. Мы с Нэймаром остались в комнате одни. Он стоял у окна, скрестив руки на груди, и внимательно на меня смотрел.
  - Может быть, ты хочешь поговорить с ними? - спросил он.
  - Наверное, - тихо ответила я. - Потом.
  Герион, Илдирим... Их ждало разбирательство в Мунире, скорее всего суд и тюрьма, возможно, изгнание. Какой позор... Нэймар подошел ко мне, коснулся плеча.
  - Я постараюсь выпросить для них домашний арест вместо тюрьмы.
  - Ты не обязан это делать.
  - Но сделаю, если ты захочешь.
  Я посмотрела в его участливое лицо:
  - Спасибо.
  Нэймар поцеловал меня в лоб, обнял.
  - Не переживай. Все образуется.
  Я обняла его, пробормотала: "Надеюсь".
 
  Нэймар отвел меня на крыльцо. Во дворе уже собралась настоящая толпа. Не знала, что в замке так много эльфов. Говорить должна была не я, но все глаза были обращены ко мне. Кто-то был подозрителен, кто-то подбадривал. Видимо, весть о моем "предательстве" распространилась быстро. Под пристальным вниманием стольких глаз я чувствовала себя очень неуютно. Нэймар приобнял меня за плечи. Волнение отступило, все неприятности не отодвинулись на задний план, но поблекли. Он рядом, поможет, не оставит.
  Келиар был краток:
  - Леди Мирэль поклялась именем Великой и ответила на все вопросы. Она невиновна! Все, совершенно все, что говорили пленные - ложь!
  - Ура! - крикнул тот эльф, что стоял рядом со мной на стене. - Ни минуты не сомневался!
  - Ура! - подхватили воины, вернувшиеся с Нэймаром.
  Двор захлестнула волна аплодисментов. А потом кто-то крикнул "Горько!". Нэймар привлек меня к себе и поцеловал. Первый раз со дня свадьбы. Эреа, я и забыла, как волшебно он целуется. Страстно и нежно. Ничего общего с демоном, исхлеставшим комнату Плетью Молний.
 
  Братьев поместили в тюрьме в подвале замка. В отдельных камерах. Я зашла вначале к Гериону, но он только твердил: "Зайди к брату". Что ж, я пошла к Илдириму. Он сидел на кровати, опершись о стену, подняв ноги. Выглядел он неплохо, хоть рана и была, по словам лекаря, серьезной. Кузен посмотрел на меня с надеждой:
  - Ты подтвердила мои слова?
  - Я поклялась именем Эреи.
  Он помрачнел:
  - Это значит "Нет"?
  Я кивнула. Он скрестил руки на груди, знакомо выпятил вперед челюсть. Очень зол.
  - Зачем ты пришла?
  - Узнать, зачем вы напали, - призналась я.
  - Захотелось, - процедил он. - А ты зачем предупредила недоэльфа? Я ведь знаю, ты это сделала! Тебе так дорог выродок? Гордишься своей новой семьей?
  Я закусила губу и проглотила оскорбление. Брат сейчас очень зол. Нельзя придавать значения его словам. Я ответила тихо, но спокойно:
  - Я хотела защитить вас от проклятия богини.
  - Ты предала нас! - прошипел Илдирим. - Пошла вон!
  И он плюнул мне под ноги. Это было равносильно отречению от родства. Я не выдержала, подскочила к кузену, влепила ему пощечину:
  - Ты наглый осел! Я знаю, это ты заварил кашу, подставил всех нас. Всех! И себя, и брата, и меня! А о дяде и маме ты думал? И не ври, что хотел, как лучше! Не смей меня обвинять! Потому что ты все испортил! Ты! Не я!
  - Я люблю тебя, Мирэль! - взвыл Илдирим. - Люблю!
  - Не лги! - я отшатнулась, отступила к двери.
  - Я не лгу! - в голосе брата было отчаяние, даже горе. - Я давно люблю тебя. Всегда любил. Я хотел освободить тебя от него, жениться на тебе. Ты была бы счастлива со мной!
  Я грустно улыбнулась:
  - Ты меня забыл спросить. Меня спросить всегда забывают...
  Вышла из камеры, охранник закрыл за мной дверь. Илдирим подбежал к окошку, вцепился в прутья:
  - Мирэль!
  Я уходила, не могла больше там оставаться.
  - Мирэль! - звал Илдирим. - Вернись!
  Остановилась, обернулась к кузену.
  - Что?
  - Только скажи, ты меня любишь?
  Я покачала головой:
  - Нет.
  По щекам бежали слезы. Илдирим со стоном отступил от окошка. Эреа, за что мне все это?
 
  За кузенами и их воинами через две недели прислали кареты из Мунира. Судебная система работала хорошо. Братья отказались со мной разговаривать. Я, правда, тоже не очень стремилась. Нам было нечего сказать друг другу. Когда их увезли, я написала маме письмо обо всей этой истории и понесла его Келиару. Лорд был в кабинете. Он встал из-за стола, даже поклонился мне.
  - О, леди Мирэль, - улыбнулся он. - Чем могу служить?
  - Вот, возьмите, пожалуйста, - я подала ему письмо.
  - Что это? - удивился лорд.
  - Письмо для леди Рианы.
  - И зачем оно мне?
  - Вы же хотели, чтоб переписка велась через Вас, - смущаясь, напомнила я.
  Келиар покраснел и потупился. Интересное зрелище. В некоторой степени даже забавное.
  - Я тогда погорячился. Простите. Конечно, Вы можете свободно переписываться с родственниками, не ставя меня в известность. Простите меня.
  - Вам не кажется, что Вы слишком часто извиняетесь передо мной в последнее время? - не сдержалась я.
  - Кажется, - улыбнулся Келиар. - И я благодарен Вам за терпимость. Сын говорил с Вами о поездке на следующей неделе?
  - Еще нет. Он опять уезжает? - догадалась я. - Он же так и не закончил ту поездку.
  Келиар кивнул.
 
  Оказалось, что я поеду в Мунир вместе с мужем. Если бы мне сказали это месяц назад, я была бы счастлива. А теперь казалось, что нужны только мои свидетельские показания. Еще мысль о карете убивала. Но к моему удивлению мне было позволено ехать верхом. Я уж думала, мой костюм для верховой езды будет вечность пылиться в шкафу. Никаких сундуков с платьями тоже брать не нужно было. Все необходимое было уже приготовлено в доме Нэймара в столице.
  Мне выделили лошадь. Гнедую красавицу по имени Альрия. Я обхаживала лошадку всю неделю до поездки. Конечно, это было не обязательно, она была очень покладистой. Но я порядком устала от книг, вышивания и вечно занятых своими делами мужчин. Нэймара вообще видела раз в пару дней. После того, как он вернулся, мы даже не спали в одной комнате. Он много работал по ночам и перебрался обратно в свою старую спальню.
  Перед отъездом я каталась на плацу перед конюшней, когда заметила, что у калитки за загородкой стоит Нэймар и наблюдает за мной. Спешилась, передала поводья конюху и подошла к мужу. Все-таки странное у меня к нему отношение. После нападения братьев я постаралась забыть напутствия мамы и дяди, следовать совету Келиара. Начать все с чистого листа. Получалось, но не могу сказать, что результаты мне нравились. Нэймар был хмурым, отчужденным, холодным. Но я знала, что он бывает и другим... Доверять ему хотелось, но в его присутствии я терялась. Потом поняла, что даже боюсь мужа. После той выходки в оружейной. И жизнь тоже все время подбрасывала сюрпризы. Вроде бы все хорошо, но стоит мне чуть расслабиться, вздохнуть посвободней, тут же получаю какую-нибудь гадость.
  - А ты хорошо держишься в седле, - похвалил Нэймар. Потянулся ко мне, легко погладил пальцами щеку, потом, словно оправдывая свое движение, вынул из косы соломинку.
  - Спасибо.
  - Ты закончила на сегодня?
  - Да, - я пожала плечами. Он предложил мне руку и повел к замку.
  - Хорошо, я хотел спросить, ты с мечом обращаться умеешь?
  Я смутилась.
  - Немного.
  Вообще-то, это было недостойное женщины занятие, но когда растешь с двумя братьями, то обязательное.
  - Хорошо, - неловкости Нэймар не замечал. - У меня будет два меча. В случае чего, - один твой.
  - Ты думаешь, что может быть случай? - я забеспокоилась.
  - Не думаю. Это предосторожность, Мирэль, не более.
  - Понятно, - с облегчением вздохнула я.
  - Еще ты возьмешь с собой легкий доспех. Тоже на всякий случай.
  - Хорошо.
  Нэймар остановился и посмотрел мне в глаза:
  - Я хочу, чтоб ты знала, мы едем в столицу не ради судебного разбирательства.
  Неожиданно. Интересно, как он догадался?
  - Это хорошо, - искренне обрадовалась я. - А мне можно спросить, ради чего?
  Нэймар покачал головой:
  - Спросить можно, но я все равно пока не скажу. Мне нужно поговорить с дядей. Ты будешь присутствовать при разговорах, так что все узнаешь в свое время.
 
  С рассветом мы тронулись в путь. Нэймар ехал всю дорогу рядом, двое воинов впереди и двое сзади. Мы почти не разговаривали. Каждый думал о своем. Я привыкла к относительному одиночеству за время жизни в замке. Там на меня тоже особенно внимания не обращали. Путешествие было в общем спокойным. Вечером третьего дня мы добрались до места схватки Нэймара с кузенами. Трава в пятнах крови, вырванная комьями земля, но, что странно, никаких следов магии. Конечно, там мы на ночь не остановились. На привале я спросила мужа:
  - Почему ты не пользовался магией?
  Это было не понятно. Во мне волшебства была крупица, но если бы на меня напали, я бы использовала и ее. А Нэймар легко создал Плеть Молний. Значит, магии в нем значительно больше.
  - Я не очень сильный маг, - признался он.
  - Это мне говоришь ты? - поразилась я. - Я видела в твоих руках Плеть!
  - Да, - согласился Нэймар. - Я не знаю, как это получилось.
  - Ха, позволь мне тебе не поверить, - иронично хмыкнула я.
  - Но я действительно не знаю, - сокрушался муж. - Волшебство зажигается во мне, когда я очень зол, например. Но управлять им в спокойном состоянии не умею.
  - Так научись! - подбодрила я.
  - Пока не получается. Я пытался. А что у тебя с магией? - поинтересовался Нэймар.
  Я отмахнулась.
  - Это значит, что все отлично и мне до тебя далеко, или что магия махнула на тебя рукой? - уточнил насмешник.
  - Второе, - улыбнувшись, призналась я. - Во мне волшебства только капелька.
  - Ну, так развивай! - передразнил Нэймар, точно скопировав мои жесты.
  - Хотелось бы, - притворяясь огорченной, ответила я. - Трудно развить то, чего нет.
  Я зачерпнула из котелка ложку супа, который готовила, и предложила мужу. - Пробовать будешь?
  Он кивнул.
  - Горячо, - предупредила я.
  Он взял у меня ложку и попробовал.
  - Очень вкусно, - признал Нэймар. - От тебя есть польза в путешествиях. Готовишь прекрасно. И где ты только научилась готовить на костре?
  - Мы часто устраивали пикники с кузенами, - воспоминания о братьях кольнуло душу. На глаза навернулись слезы. Я поспешно отвернулась от Нэймара.
  - Мне жаль, - сказал он, положив руку мне на плечо.
  Я смахнула непрошеные слезинки:
  - Ничего, - я попыталась улыбнуться, - Зови всех ужинать.
  После ужина мы улеглись спать у костра. Несмотря на теплую одежду, подстилки и одеяла на земле спать было холодно. Полночи снилось, что я мерзну. А потом стало тепло и уютно. Причину этой перемены я поняла только утром, когда проснулась. Меня обнимал Нэймар. Он прижался к моей спине, а руку положил точно на мою сверху. Необычное ощущение, но приятное. Кажется, он еще спал. Я старалась не шевелиться и не тревожить. Предрассветная серость постепенно отступала, над нами защебетала какая-то птаха. Нэймар вздрогнул и проснулся.
  - Доброе утро, - прошептала я, поворачиваясь к нему.
  - Доброе, - ответил он и быстро, даже поспешно, встал.
  У меня создалось впечатление, что этот инцидент его расстроил. Словно такая близость ко мне была ему противна. Мое предположение подтвердилось тем, что все последующие ночи он "случайно" спал на противоположной стороне костра. Даже не подумал, что мне это может быть обидно...
 
  Столица была прекрасна. Именно такой я представляла ее себе по книгам и картинам. За серой крепостной стеной скрывался белокаменный город с садами и парками. В самом центре на холме, окруженный зеленым поясом парка, стоял замок Владыки. Белый, изящный, с золочеными шпилями. Мы поехали к центру города. Я глазела по сторонам, как ребенок в волшебной стране. Мне было интересно все. И кто во что одет, и о чем говорят, и что предлагают в кондитерской, какой художник выставляется сейчас в Галерее, что за мелодию играет уличный музыкант... То есть абсолютно все! Несколько раз Нэймара останавливали его знакомые. Он представлял их мне, обменивался парой общих фраз, прощался и ехал дальше. Мне показалось, он отделывался от тех эльфов, а они провожали меня такими взглядами, что я подумала, дело во мне. Провела рукой по волосам, приглаживая выбившиеся из косы пряди. Нэймар заметил мой жест.
  - Ты прекрасно выглядишь, - он поймал мою руку и поцеловал.
  Я зарделась и смутилась. А он умеет быть галантным, если хочет.
  Дом Нэймара был почти в самом центре. Тоже белый, как и другие дома в городе, с такой же белой крышей. Ухоженный сад за кованой оградой, на воротах было два герба. Один знакомый, герб Келиара - серебряный дракон на фоне звездного неба, а второй чужой - золотой орел на синем щите.
  - Чей это орел? - спросила я.
  - Мой, - коротко ответил муж, казалось, он был раздосадован моей наблюдательностью. Дальнейших объяснений, естественно, не последовало. А спрашивать я не решилась.
  Дом внутри был очень уютным, но видно было, что им мало пользуются. Слуг было пятеро. Горничная, молоденькая хрупкая девушка, с интересом меня рассматривала, пока муж представлял мне слуг. Девушку звали Силла. Как только Нэймар сказал: "Отдыхай, дорогая", горничная поклонилась мне и увела в спальню, что-то тараторя про дом, столицу и меню ужина. Ориентироваться в этом потоке информации не было никакой возможности. Зато дом на замок похож не был. Простая, понятная планировка, в нем запутаться было сложно.
  Наши с Нэймаром покои состояли из двух комнат, - спальни и кабинета, - и ванной. Туда я заглянула в первую очередь. Щебечущая Силла приготовила к моему приезду ванну! Я готова была ее расцеловать. Я люблю верховую езду и ночевки на природе, но больше всего я люблю ванну после путешествия. Чистая и свежая я завернулась в полотенце и вышла в спальню. Там меня поджидал шкаф с одеждой. Десятка два платьев, все по новой моде и явно новые. Я выбрала светло-синее с серебристой отделкой и собралась к ужину. Но в кабинете меня ждал Нэймар. Он тоже уже переоделся. Сменил зеленый дорожный костюм на похожий по крою серый со светло-синими полосами на рукавах. Как он умудряется всегда выбирать одежду, гармонирующую с моим нарядом? Загадка. Пока я смотрела на красавца мужа, тот жестом велел Силле уйти. Она послушно поклонилась и мгновенно оставила нас вдвоем.
  Нэймар окинул меня оценивающим, холодным взглядом, словно видел впервые. Сейчас муж казался очень чужим. Он снова был подозрителен. Во время поездки он таким не был. Что опять случилось?
  - Это тебе, - Нэймар протянул мне ларец красного дерева. - Только что принесли.
  - От кого это? - удивилась я, взяв в руки коробочку.
  - Это я должен спросить, - процедил он, в глазах зажегся недобрый огонек.
  - Нэймар, - я попробовала его урезонить. - Я никого в столице не знаю. Я удивлена не меньше тебя. Открой сам и посмотри, что там внутри.
  - А вот и открою, - вскинулся муж, выхватывая ларец у меня из рук. Способ открывания он выбрал странный. Положил ларец на стол и распахнул его, направив в сторону окна. Не знаю, на что он рассчитывал, но ничего не произошло. Нэймар был немного разочарован. Он повернул ларец к себе и вынул из него записку.
  - Это подарок от отца, - буркнул он. - Пишет, ты поймешь, за что.
  Муж кивнул мне и вышел из комнаты. Вот странный. Что он накинулся на меня, в самом деле? В ларце лежали сирииновые серьги с сапфирами, кольцо и подвеска в комплект. Записка гласила: "Леди Мирэль, я еще раз прошу Вашего прощения. Вы знаете, за что. Искренне Ваш Келиар".
  Если мне за каждый раз, когда ко мне несправедливо отнесутся, будут дарить такие подарки, я скоро стану владелицей небольшого ювелирного склада. Украшения я надела. Они были великолепны и подходили к платью. Но отчасти я сделала это, чтобы позлить Нэймара. Впредь будет вначале думать, а потом бросаться на меня. И вообще, презумпцию невиновности, кажется, еще не отменяли.
  За весь оставшийся день Нэймар сказал мне десяток слов. Не больше. Тоже мне, обиженный. Если кто и должен сердиться, так это я.
  А вечером меня ждал очередной сюрприз. Я переоделась в ночную сорочку и уже собралась ложиться, как заметила, что подушка только одна. Хотела было позвать Силлу, но меня остановил Нэймар. Муж пребывал в ужасном расположении духа, за столом он еще сдерживался, а наедине со мной не видел в этом нужды.
  - Здесь очень узкая кровать, Мирэль, - процедил он. - Так что я буду спать на диване в кабинете.
  Он подхватил свое одеяло и пошел устраиваться на диванчике в соседней комнате. Какая муха его укусила? Кровать такая же, как и дома, а вот диванчик... На нем же невозможно лежать! Голова и туловище еще худо-бедно помещались, но ноги Нэймару пришлось перекинуть через подлокотник. Он крутился и пытался поудобней устроиться. Но даже при беглом взгляде на диван было понятно: удобства для него - миф. Исключительно декоративная вещь. Но упрямец не сдавался. Я еще долго слышала его раздраженное сопение.
 
  Проснулась я рано, очень рано. До восхода. Я лежала на кровати и смотрела, как постепенно светлеет, как комната обретает краски. Первые лучи солнца пробились сквозь окно и нарисовали на стенах оранжево-розовые пятна. На диване спал Нэймар. Черные волосы разметались по подушке, правая рука лежала на груди, эсмерил в кольце поблескивал в такт дыханию. Почему он все время меня в чем-то обвиняет? Что бы я ни сделала, все ему не так. Даже если я ничего не делаю, все равно виновата, как с этим подарком.
  Мои размышления и сон Нэймара прервал стук в стекло. Муж мгновенно проснулся и метнулся к окну. В комнату впорхнул тоты. Не обращая внимания на Нэймара, птица направилась ко мне. Я дрожащими руками вынула письмо из цилиндра, а тоты сразу улетел. Какая еще беда обрушилась на мою голову? Я смотрела на свернутую бумагу и не находила сил прочитать письмо.
  - Дай мне, - скомандовал муж. Голос спокойный, тихий, почти ласковый. Я покорно отдала ему листок. Нэймар быстро пробежал письмо глазами, с каждым прочитанным словом он становился все злей.
  - Что случилось? - не выдержала я. Он глянул на меня, скрипнул зубами и с поклоном передал мне письмо:
  - Читай.
  Я в недоумении смотрела на кривую, язвительную усмешку мужа, не понимая, что за новости могли вызвать такие перемены.
  - Читай, - повторил он.
  Бумага была исписана почерком кузена.
  "Любимая Мирэль!
  Я бесконечно сожалею о том, что во время нашего последнего разговора обидел тебя.
  Я верю, я чувствую, - ты меня любишь. Знаю, что лишь долг, от исполнения которого мы не смогли тебя ни уберечь, ни освободить, велит тебе скрывать свои истинные чувства.
  Я люблю тебя всем сердцем, всей душой. Мои помыслы лишь о тебе. Разлука с тобой для меня мучительна, но ради тебя я использовал и это время с пользой. Разочарованный неудачей я не смог сразу осознать смысл твоих слов и действий. Теперь я понял, почему ты предупредила своего мужа. Ты защищала меня от доли худшей, чем тюрьма и злые языки. Ты спасла меня от гнева Эреи. Я благодарен тебе и в этом твоем поступке вижу доказательство твоей любви.
  Безгранично любящий тебя
  Илдирим"
  - Как мне это понимать? - прошипел Нэймар, едва дождавшись, пока я дочитаю. Я уже по опыту знала, что муж в ярости. Я только молилась, чтоб он не пальнул в меня магией. Теперь, когда я знала, что она неконтролируемая, мне страшно было находиться с ним рядом. И тут меня зло взяло. Сколько можно терпеть эти издевательства?! Я вскочила с кровати.
  - Понимай, как хочешь! Вот только помни, я перед тобой ни в чем не виновата!
  - Что? Ты со своим братцем собираешься сделать меня рогоносцем, а я должен это терпеть? - взвился Нэймар. Его волосы начал шевелить магический ветер. Еще чуть-чуть, и будут молнии. Но меня это как-то не беспокоило. Я сама разошлась не на шутку.
  - Ты вообще соображаешь, что говоришь? Я тебе сказала правду! Я не люблю его! И ему говорила, но он отказывается верить. Я не просила его писать мне любовные письма и присылать их на рассвете! Пойми это, наконец!
  До этого демона достучаться невозможно! До чего же упрямый, подозрительный, наглый субъект!
  - Ты... ты... - его возмущению не было предела. - У тебя от меня какие-то постоянные тайны!
  - У меня? Тайны? Да это ты от меня все скрываешь, разговариваешь только о природе-погоде! Если вообще разговариваешь! Я о твоей жизни ничего не знаю, а ты о моей знаешь все!
  - Да ну, а с чего бы это отец слал тебе подарки?
  - Это наше с ним дело, хочешь, спроси его сам! - как бы я ни была зла, но Келиара выдавать не собиралась. Все равно этот маг-недоучка не поверил бы.
  - И ты еще хочешь, что бы я тебе верил? - на его лице опять появилась язвительная усмешка.
  Я глухо рыкнула и рванула из комнаты. Он поймал меня, схватив за локоть:
  - Ты куда это?
  - К единственному существу, которое не орет на меня, ни в чем не обвиняет и, смею надеяться, хоть каплю доверяет! - я пыталась вырваться из его рук. Но не тут-то было.
  - Это еще к кому? - прошипел Нэймар.
  Я пнула его по ноге и вывернулась:
  - К моей лошади, болван!
 
  В конюшне никого из слуг не было, хвала небесам. Я быстро нашла Альрию. Она не ожидала лицезреть меня в таком виде. Нечасто же к ней прибегали растрепанные девушки в ночных сорочках. Но пара морковок, найденных мной в мешке у входа в конюшню, мгновенно превратили удивление в удовольствие. Я гладила красавицу, пока она хрустела лакомством. Все-таки, как мало ей нужно для счастья. В сущности, только доброта. А мне... мне не доставалось порой и ее. Только придирки и недоверие. Вообще, такое впечатление, что от меня только неприятности. Своей семье я ничего, кроме горя, не принесла. Нэймару я противна. Только Келиар доволен, он блюдет свой интерес. Ему же нужен был ради каких-то демонов этот брак.
  Мне стало себя так жалко, что я расплакалась, обняв кобылку за шею. Она успокаивающе пофыркивала. Я долго пробыла в конюшне, почему-то надеялась, что Нэймар придет за мной. Будет просить прощения. Но его все не было. Ну и демоны с ним! Я попрощалась с Альрией и вернулась в спальню.
  Мужа не было и там. Ну и хорошо. Видеть его мне сейчас хочется меньше всего. Я привела себя в порядок, задумалась, что бы такое надеть, чтоб не совпасть хоть сегодня с Нэймаром костюмами. Это ж проклятие какое-то. У нас гармония только в одежде! Глядя на богатый гардероб, пыталась сообразить, какой из представленных цветов Нэймар ни в жизнь не наденет. Вот такой бледно-желтый. С чувством глубокого морального удовлетворения я надела платье и вышла из спальни. В дверях я столкнулась с мужем. Зараза! Черный камзол с точно такими же, как и мое платье, бледно-желтыми полосами на рукавах и воротнике! Ну почему?
  - Я искал тебя в конюшне, - спокойно констатировал Нэймар. - Вижу, мы разминулись.
  Я молчала.
  - Я хотел сопроводить тебя на завтрак.
  - Благодарю, - я не старалась скрыть раздражение. Муж нахально ухмыльнулся и предложил руку. - Я и сама дойду.
  Он закусил губу:
  - Я так и думал, - с этими словами он оттеснил меня вглубь комнаты и закрыл дверь. Я сложила руки на груди и хмуро взирала на Нэймара. Он вздохнул.
  - Я знаю, я был неправ, погорячился и накричал на тебя. Мне жаль. Я постараюсь быть сдержанней.
  - Знаешь, - я снова начала закипать. - В какой-то момент перестаешь верить в подобные обещания и в искренность извинений.
  Он грустно кивнул:
   - Я догадывался, что предел уже близок. Но все же, прошу, Мирэль. Давай не будем снова ссориться.
  Я вздохнула. Нет, я его не простила. Просто худой мир лучше доброй ссоры. Молча протянула ему руку. Он поцеловал ее.
  - Спасибо, Мирэль, я ценю твою терпимость и готовность идти на компромисс.
 

Продолжение тут:

https://clck.ru/9RFLJ

Категория: Нелюбимый мной, нелюбящий меня | Добавил: Ailinon (01.02.2015) | Автор: Булгакова Ольга Анатольевна E
Просмотров: 401 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar