Главная » Книги » Любовные романы » Нелюбимый мной, нелюбящий меня

Нелюбимый мной, нелюбящий меня Часть 1-3

За непринужденными разговорами я не заметила, как мы добрались до замка. Последовавший за этим ужин тоже как-то не остался в памяти. Помню только, что почти ничего не ела, зато выпила пару бокалов игристого вина, отчего ощущение легкости, дарованное Источником, только усилилось. Правда, добавилось небольшое головокружение. Чего-то в праздновании не хватало, я только ближе к концу сообразила, что не доставало криков "Горько". Что ж, спасибо за тактичность.
  Празднование закончилось тем, что гости выразили желание проводить нас до покоев. Нэймар предложил мне руку, которую я с благодарностью приняла. Головокружение отступало, но чувствовала я себя все еще не очень уверенно. Лорд повел меня незнакомой дорогой, видимо, в новые покои. О, Эреа, опять дорогу запоминать... Надо же, какие неуместные мысли... Мы поднимались по лестнице, я пошатнулась, но Нэймар не дал упасть. Все-таки нужно было что-нибудь съесть. Вино на совершенно пустой желудок - не лучший вариант. Когда я покачнулась во второй раз, Нэймар остановился и подхватил меня на руки.
  - Не надо, я сама дойду, - слабо запротестовала я.
  - Надо, - улыбнулся муж и, словно не замечая ношу, легко поднялся по лестнице. Я только обнимала его за шею. Эреа, как с ним спокойно...
  - Прошу, поставьте меня, - прошептала я, как только коварная лестница была преодолена.
  - Как пожелаете, - так же шепотом ответил муж. Показалось, что моя просьба его задела. С чего бы это? Мы прошли еще немного и оказались у дверей в конце коридора. Что ж, это я смогу запомнить, наверное.
  - Благодарим, дорогие гости, за многочисленные добрые пожелания, - Нэймар повернулся лицом к сопровождающим. Я тоже благодарно улыбнулась.
  - Благодарим, - сказала я.
  И тут прозвучало "Горько", кто крикнул, не поняла. Пойму - убью. Пока я оторопело разглядывала горстку гостей, Нэймар привлек меня к себе, поднял мое лицо, коснувшись подбородка. И поцеловал. Не так, как у Источника. Тут целомудренностью и не пахло. Поцелуй, казалось, длился вечность. Он был страстным, нежным и... странно желанным. По-моему, я даже отвечала. Если я когда-нибудь и мечтала о поцелуях, то только о таких. Эреа, у меня аж сердце зашлось. Все, смертная казнь крикнувшему отменяется. Нэймар отпустил меня лишь для того, чтобы снова подхватить на руки. Гости подбодрили его аплодисментами. Муж толкнул дверь, она послушно распахнулась.
  - Еще раз благодарим за пожелания, - сказал он и внес меня в комнату, умудрившись как-то захлопнуть за нами дверь.
  Он направился прямиком в спальню. Осторожно усадил меня на исполинских размеров кровать, а сам встал рядом на колени, взял меня за руку. И, опустив глаза, сказал:
  - Вы прекрасны, леди Мирэль. Сегодня особенно. Я никогда не думал, что на свете существуют такие красавицы. И я тем более благодарен Вам за то, что Вы поддерживаете иллюзию благополучия, - его голос был просто вежливым, не более. Куда же девались теплота, нежность? Куда? Неужели он просто притворялся, как и его отец? Когда я уже перестану попадаться на эти уловки? Я молчала.
   - Я прошу прощения за этот поцелуй. Вино повлияло и на меня, - извинился Нэймар.
  Я фыркнула. Ах, ему теперь жаль! Вот чего-чего, а сожаления я в его поцелуе не почувствовала. Но что б такое ответить, не придумала. Он встал и поинтересовался:
  - Мне помочь Вам раздеться? - в голосе явно была насмешка.
  - Нет, - выпалила я.
  Он отступил в сторону и, усмехнувшись, указал на ширму:
  - Тогда прошу.
  За ширмой скрывалась дверь в гардеробную. Я заметила, что услужливые горничные уже перенесли сюда мои вещи. Я осторожно сняла драгоценности и платье, сбросила расшитые серебром белые туфли, накинула легкую сорочку. И вышла к мужу. Первая брачная ночь давно была моим кошмаром, вот теперь он настиг меня наяву. Что говорить, я не представляла, куда смотреть - тоже. Так что смотрела в пол.
  - Иди сюда, - позвал Нэймар. Я подняла голову. Встретилась с ним глазами. Его взгляд был требовательным, выжидающим. Нэймар полулежал на кровати, прикрывшись лишь по пояс легким покрывалом. И я пошла. Что ж мне еще оставалось делать? Он - муж, ему позволено все. Покорно легла на кровать.
  - Умница, - прошептал он. Я лежала, боясь шелохнуться, а он навис надо мной. Близко. Так, что короткие волосы касались лица. Я закрыла глаза. Может, так будет легче?
  Он погладил мои волосы, щеку, придержал лицо, чтобы я не отвернулась, снова поцеловал меня долгим нецеломудренным поцелуем. И снова. Его рука по-хозяйски скользнула с шеи к груди. Несколько раз погладила, повторяя форму, и спустилась ниже. О, Эреа, дай мне сил! Все это время Нэймар не забывал осыпать поцелуями мою шею, губы... Его рука дернула за ленту, распуская ворот сорочки. Мое сердце билось так часто, что казалось, непременно выскочит.
  - И как долго Вы будете терпеть во имя долга? - раздался над ухом шепот Нэймара.
  Я открыла глаза и посмотрела на мужа. Он тяжело дышал, растрепанные черные волосы придавали ему сходство с демоном. Ничего не понимаю, еще одна проверка?
  - Неужели Вы действительно считаете меня монстром? - снова прошептал он.
  - Я не знаю, что мне думать, - пролепетала я.
  - Думаю, давно пора определиться, - он улыбнулся. Улыбка вышла печальной. - Я не трону Вас. Редкие поцелуи на публике - вот пик наших отношений.
  - Почему? - я не могла поверить в свое счастье. Какое облегчение!
  - Потому что Вы не любите меня. А принуждать Вас я не буду, какими бы правами ни был наделен, - Нэймар покачал головой, словно дивясь странностям моего мышления.
  Я вглядывалась в его глаза, боясь, что его слова неправда. Но нет, его грустные глаза не врали.
  - Но даже так нам придется соблюдать некоторые условности. Спать мы будем в одной комнате, даже в одной кровати. Не переживайте, она большая, - он усмехнулся. - И не бойтесь, я не буду больше держать Вас за руку.
  - Почему?
  Доверяет? Вот в это еще сложней поверить.
  Он улыбнулся, на сей раз весело, словно обрадовался вопросу.
  - Потому что Вы задернули штору. Спокойной ночи.
  И он просто сдвинулся на свою сторону кровати и отвернулся. Вот такая она была, моя первая брачная ночь.
 
  Следующий месяц был спокойным. Гости разъехались, и каждый следующий день стал похож на предыдущий. Радовали отношения с Келиаром и Нэймаром. Они больше не были такими натянутыми. Не было неловких пауз, мучительного поиска тем для разговора. Не знаю, догадывался ли Келиар о характере моих супружеских отношений. Он осведомленность ничем не проявлял. С Нэймаром стало значительно легче общаться. Мы даже перешли на "ты". Кажется, он перевел меня в ранг сестры... в некотором роде. Он больше не бросал подозрительных взглядов, а все чаще улыбался. Но общались мы немного. Нэймара и Келиара я видела обычно только утром и вечером. Все остальное время они занимались какими-то своими делами, в которые меня не посвящали, а я не вникала. Супружеское ложе, казалось, страшило Нэймара так же, как и меня. Но он исправно делил со мной кровать хотя бы часть ночи. Ему нужно было много работать с документами, муж засиживался у себя в кабинете далеко за полночь и приходил в спальню поздно, когда я уже спала. Или делала вид, что сплю. Даже учитывая его обещание, заснуть рядом с Нэймаром мне удавалось не всегда. В остальном мне была предоставлена свобода действий. Много бродила по замку, пытаясь запомнить расположение коридоров. Логику постройки все еще не понимала, но уже не путалась, как в первые дни.
  Я сидела на веранде и вышивала, когда на полотно упала тень. Подняв голову, встретилась взглядом с Нэймаром. Он прежде ни разу не нарушал мое уединение. Я жестом пригласила его сесть в стоящее рядом кресло, отложила работу, и снова посмотрела на мужа. Он казался спокойным, даже веселым.
  - Что-то случилось?
  - Нет, ничего, - он качнул головой. - Мирэль, я уезжаю на пару недель.
  - Куда?
  - В столицу. Мне нужно повидаться с дядей.
  - Ясно. Когда уезжаешь?
  - Завтра утром.
  Я кивнула. Он улыбнулся:
  - Ты даже не спросишь, зачем?
  - А ты, разве, скажешь?
  Он засмеялся.
  - Нет, не скажу. Пока не скажу. Потому что по возвращении я хочу сделать тебе сюрприз.
  - Очень мило, - я тоже улыбнулась. Веселость Нэймара была заразительной.
  - Тебе что-нибудь привезти из Мунира?
  - Нет, - я покачала головой.
  - Ты все-таки подумай. Если что придумаешь, скажи или пошли тоты.
  Не знаю, как разговаривают друг с другом муж и жена, но такие разговоры я вела с кузенами. Обычно они сами придумывали подарки. Это было лучше, чем просить о чем-то. Что я могла пожелать? Книжку, новые узоры для гобеленов или вышивки, украшение. А их гостинцы были интересней. Музыкальная шкатулка с голубоватым кристаллом памяти, сморщенная сушеная тыква - хранилище для ритуальных костяшек гоблинов, картинка с изображением незнакомой птицы пейжа... Обо всем этом я не могла бы попросить, потому что не догадывалась о существовании таких вещей.
  - Если хочешь, привези что-нибудь на свой вкус, - улыбнулась я.
 
  Нэймар уехал на рассвете в сопровождении четырех воинов, разминувшись с лордом Леньором и его свитой всего на каких-то полчаса. Седого эльфа сопровождали тоже четверо воинов. Это такая традиция, - не больше пяти вооруженных путешественников. Не знаю, почему именно столько, но большее число воинов считается большим отрядом. Появление такого отряда может быть истолковано как проявление агрессии, даже как нападение. Я чту традиции, иногда даже больше, чем следует. Но эту я через два дня проклинала.
  Мы с лордами как раз позавтракали и разошлись, кто куда. Я в библиотеку, а они в кабинет Келиара. Опять дела. В библиотеке устроилась на любимом месте, у открытого окна на широком подоконнике-диванчике. Только я умостилась, взяла в руки книгу, прилетел тоты от мамы. Короткое письмо, всего на страницу, но, видимо, рассказывать ей было не о чем. В Долкаммани ничто не менялось. Уже пряча листок в конверт, заметила в нем записку. Она была написана вихлявым почерком Гериона: "Не отчаивайся, Мирэль. Может статься, твой брак будет недолгим. Людской век так короток".
  Я с удивлением перечитала строчки. И тут в груди все похолодело, сердце пропустило удар. Вдруг вспомнилось все. То, что тренировочных фантомов, которых кузены раз за разом "рубили в капусту", они в шутку звали Нейми и Кел. Как я тогда не догадывалась, что имелись в виду Нэймар и Келиар? Идиотка... Вспомнила, что Илдирим оборвал брата, когда он сказал мне ту же фразу про брак на прощание. Герион всегда был несдержан, все норовил испортить сюрприз, проболтаться. Вспомнила, что кузены любили путешествовать вдвоем, но в дороге держались на расстоянии. Не потому что не терпели друг друга, а потому что тогда это было два отряда. Десять воинов.
  Листок ходил ходуном в дрожащих руках, а я сидела, не в силах поверить в правильность догадки. О, Эреа... Как они могли?
  Не помню, как сорвалась с места, как нашла дорогу в кабинет Келиара. Зато дверь распахнула эффектно. С грохотом.
  Леньора в комнате не было. Он, наверное, тренировался с охраной, как и собирался. Келиар сидел за столом и возился с какими-то бумагами.
  - Чем обязан? - спросил он. Его лицо отразило крайнюю степень удивления.
  - Нужны надежные воины и быстрые лошади. Срочно! - как я умудрилась говорить таким неправдоподобно спокойным голосом?
  - Зачем Вам? - он снисходительно улыбнулся. Видимо, подумал, что это какая-то девичья блажь.
  - Мои кузены хотят убить Нэймара.
  - Что? - переспросил лорд.
  - Мои кузены хотят убить Нэймара, - совершенно спокойно повторила я.
  Келиар сверлил меня взглядом несколько долгих мгновений. Потом вскочил из-за стола, бросил мне "Ждите тут" и выбежал из комнаты.
  Я села на стул и стала ждать. Я была совершенно разбита, словно земля ушла из-под ног, оставив висеть во тьме, лишив даже надежды на опору. Как они посмели? Их целью было убийством разрушить мой брак. Не то чтобы я за него цеплялась, но этот брак был благословлен Эреей, а, значит, свят. Они знали о благословении, я писала об этом. Они же могут навлечь на себя проклятие! Если бы только эльфийское вкупе с изгнанием. Но нет, страшнее было проклятие Эреи. Да, она милостива, добра, справедлива. Но она женщина. Она трепетно относится к своим творениям, и не любит, когда их разрушают. Тогда она бывает очень мстительна. Прецеденты были. Выжженные дотла руины - вот, что осталось от владений преступников. А то, что случалось с ними самими, можно воспринимать только небольшими частями. Это были длинные кровавые эпопеи, полные страданий, потому что своих обидчиков Эреа хранила. Долго не давала умереть... Зачем все это? О чем они только думали? Как осмелились пойти на такое?
  За окном послышался цокот копыт, оклики. Я и не знала, что комната выходит во двор.
  - Леньор, - послышался голос Келиара. О, небо, пусть мне никогда больше не доведется услышать столько боли в голосе. Я подбежала к окну. Седой эльф что-то тихо ответил Келиару, но слов я отсюда не слышала. Хвала Великой, Леньор наплевал на традицию, - из ворот выезжали, по меньшей мере, полтора десятка воинов. Я все еще провожала их взглядом, когда в кабинет вернулся Келиар. Он подошел ко мне, остановился всего в полушаге. Таким злым я его еще не видела.
  - И давно Вы знали? - голос сочился ядом, ненавистью.
  - Что? - я была удивлена и оскорблена предположением.
  - Не отпирайтесь! - взревел лорд. - Понятно, что Вы знали давно! Почему решили сказать?!
  - Я не знала! - закричала я в ответ.
  - Дрянь! - это оскорбление было больней пощечины, я отшатнулась от полыхающего гневом лорда.
  - Я не знала.
  - Лживая гадина!
  Я сделала еще шаг назад, зацепилась за что-то и упала, ударившись головой об стул. Мир перед глазами поплыл, замерцали звездочки. Наверное, умная женщина заплакала бы или потеряла сознание. Но к умным я никогда не относилась. Приподнявшись на локте, подняла звенящую голову. Келиар присел на корточки и нависал надо мной. Да любой демон позавидовал бы такой злобе и ярости, что исходили от него. Казалось, еще немного, и он придушит меня собственными руками.
  - Это ничего не даст, - пыталась говорить спокойно. - Я действительно ничего не знала. Должна была догадываться, но не видела очевидного. Если бы поняла раньше, остановила бы этих сумасшедших.
  - Почему ты сказала мне? - процедил мужчина.
  - Я... - голос задрожал, на глаза навернулись слезы. - Я не хочу, что бы кто-нибудь пострадал. Я... я всего лишь хочу, чтобы он вернулся живым!
  Он потянулся ко мне, я поспешно отвернулась и загородила лицо рукой:
  - Не надо...
  Он пренебрежительно фыркнул и, продолжив свое движение, выдернул из-под моего локтя листок.
  - "Не отчаивайся, Мирэль. Может статься, твой брак будет недолгим. Людской век так короток", - прочитал он вслух. - Что, никаких дат и обещаний скорейшего вдовства?
  Голос лорда был презрительным. Я промолчала. Лицо горело, по щекам градом катились слезы, голова просто раскалывалась, в горле застрял саднящий комок. Вот и лопнула иллюзия благополучия. Теперь все стало на свои места.
  - Переписка отныне только через меня, - сказал Келиар.
  - Как пожелаете, - прошептала я.
  Он схватил меня за запястья, рывком поднял с пола.
  - Иди к себе и носа не высовывай до приезда сына. Понятно?
  Я кивнула. Он отконвоировал меня к двери и захлопнул ее за моей спиной.
 
  Следующие дни прошли как в тумане. Я была сама не своя от ужаса, не могла ни спать, ни есть. Думать тоже толком не могла... Днями и ночами молила Эрею, чтобы она пощадила жизни Нэймара и моих неразумных кузенов.
  После "беседы" с Келиаром я ушла в свои комнаты, и весь первый день ко мне вообще никто не заходил. Бейрит и Граза появились только на следующее утро, но со мной разговаривать не собирались. Просто оставили подносы с завтраком и ушли. Видимо, тоже винили в возможной трагедии. Что ж, я виновата, очень виновата, хоть и значительно меньше, чем они считают.
  О, Эреа, о чем думали эти ненормальные? О чем? Если они убьют Нэймара, что станет со мной? Что сделает с ними и с дядей Владыка? Об этом они подумали?
  Днем я сидела на широком подоконнике в спальне и невидящим взглядом смотрела на сад. Все слезы, кажется, были уже выплаканы, все немногочисленные мысли передуманы раз по сорок. Я была в полной прострации. Граза зашла ко мне, остановилась в дверях.
  - Вы ничего не ели, госпожа? - голос как у няньки, уставшей от противного капризного ребенка.
  - Не хочу, спасибо.
  Она присмотрелась, наклонила голову на бок и, медленно подойдя ко мне, стала рассматривать.
  - Что случилось? - устало поинтересовалась я.
  - Госпожа, что с Вашими руками? - выдохнула Граза.
  Руки... Посмотреть было на что - запястья украшали браслеты из фиолетово-синих кровоподтеков. Странно, как я не заметила? Ну и демоны с ними. Это неважно.
  - Ничего.
  - Хорошенькое ничего...
  - Оставь меня, прошу.
  - Конечно, - кивнула Граза и чуть ли не выбежала из комнаты. Через несколько минут она вернулась с Бейрит.
  - О, небо, - всплеснула руками Бейрит.
  - Пожалуйста, уйдите, - попросила я. Мне было не до них.
  - Конечно-конечно, - приговаривала Граза, заставляя меня встать.
  - Вы не переживайте, госпожа, не переживайте.
  Они обращались со мной так, словно я дитя малое. Причитали, уговаривали, только что не сюсюкали, расставляя на подоконнике какие-то пузырьки, намазывая и перебинтовывая мне руки.
  - Не знаете, есть какие-нибудь новости? - на ответ я особенно не рассчитывала. Слишком мало времени прошло. Я надеялась, что Келиар послал сыну тоты с посланием. Но даже если тоты успел долететь до Нэймара, то обратно будет только к вечеру. Возможно... В который раз подумала о худшем, закусила губу, чтобы не расплакаться.
  - Нет, нету, - ответила Бейрит.
  - Глядите, госпожа, вот и готово! - нарочито бодро сказала Граза, предлагая мне полюбоваться результатом их труда. Словно это имело хоть какое-то значение.
  Я посмотрела на повязки. А что если я опоздала с предупреждением? Если Леньор спешит на помощь зря? Перед глазами мелькали картины: раненый, истекающий кровью Нэймар. Но рядом с ним никого. Некому помочь, перевязать раны... Трупы на обочине, Седой эльф, склонившийся над убитым Нэймаром... По щекам потекли слезы, дыхание перехватило.
  - Не расстраивайтесь, госпожа, - попробовала утешить Бейрит. - Заживет мигом, вот увидите.
  - Что если он ранен? Если уже слишком поздно? - пробормотала я сквозь слезы.
  О, Эреа, лишь бы не это! Молю, не допусти!
  Я обессилено рухнула на диванчик, закрыла лицо руками и разрыдалась. Кто-то сел рядом, осторожно обнял меня, но утешать не стал, просто привлек к себе. Мало-помалу успокоилась. А потом запоздало сообразила, что обнимает меня мужчина. Вывернулась из объятий и вскочила. На диване сидел Келиар. Ошеломленно глядя на него, спросила:
  - Что Вы здесь делаете?
  - Я пришел попросить прощения, - повинился лорд. - Мне очень жаль, Мирэль, что... Поверьте, я всем сердцем раскаиваюсь. Я не имел права позволять себе такое...
  - И все же позволили...
  - Я осел! Знаю, - Келиар действительно казался виноватым и подавленным. - Простите меня, пожалуйста.
  И что ему сказать? Что не могу сейчас ответить, потому что обида слишком сильна? Потому что мысли заняты совершенно не тем, и мне нет в данный момент дела до его угрызений совести?
  - У Вас нет вестей от Нэймара?
  - Нет, - лорд сокрушенно покачал головой. Но, кажется, перемене темы обрадовался.
  - Вы посылали тоты?
  - Да, с речевым сообщением. У меня не было времени писать письмо.
  - А почему Вы не поехали сами? - мне еще тогда показалось это удивительным.
  - Я хотел бы! Но мы потеряли бы много времени. Леньор со спутниками были уже на лошадях. Да и мои воины были готовы, они как раз тренировались... Им оставалось только выехать за ворота. - Он вскочил и заметался по комнате. Отчаяние. Оно чувствовалось в нем сильней с каждой минутой. - Зря я с ними не поехал! Не изводился бы в ожидании!
  Он остановился у окна, повернувшись ко мне спиной, вцепился в стоящий там пюпитр так, что дерево захрустело. Его боль... такая же, как моя. Только наверняка в разы сильнее. Неважно, что он думал обо мне, неважно, что он сделал и как меня обидел. Мне было его жаль. Я подошла, погладила лорда по плечу:
  - Нет ничего тяжелее ожидания. Но Эреа защитит его, - я говорила искренне. Я верила в то, что говорила. - Лорд Келиар, не мучайте себя. Будем ждать новостей... Они не могут быть плохими...
  Он повернулся и порывисто обнял меня.
  - Спасибо, - его голос был хриплым. - Вы удивительная девушка.
 
  Мой домашний арест закончился, не успев толком начаться. Но это не ослабило ни страха, ни волнения, ни чувства вины. Новостей не было. Ни на третий день, ни даже на четвертый. Рядом с Келиаром опасно было находиться уже на третий день. Он метался по замку, не находя себе места. И был просто опасен. А днем он с несколькими сопровождающими уехал.
  Я осталась в замке за хозяйку. О чем он думал? Он же даже управляющего с собой забрал. А из охраны остался только десяток воинов. Но этими вопросами я задавалась значительно позже, в те дни от волнения вообще не соображала. Я не могла понять, почему так долго нет вестей? Почему? Я не допускала мысли, что с Нэймаром что-то случилось. Просто запретила себе думать об этом.
  Вечером четвертого дня поняла, что неусидчивость Келиара заразна. Теперь я металась по замку. Не понимаю, как жены способны ждать мужей с войны. Если я из-за нелюбимого так переживаю, как терпят любящие? Это ежеминутная пытка! Нет ничего страшнее неизвестности. Была бы моя воля, я бы вскочила в седло и помчалась навстречу. Я уже почти решилась, начала собираться, но коварная Бейрит меня опоила. Не знаю, что она мне подсунула, но очнулась я только на следующее утро.
  - Если так изводиться, то можно заболеть, - наставительно сказала служанка в ответ на упреки. - Этот сон был Вам необходим. Понятно, что молодой лорд Вам дорог, но так Вы ему не помогаете.
  Я не знала, что ответить. Она была права. Я не любила Нэймара, но уважала и не считала врагом. Он поступил со мной очень благородно, о таком отношении я не могла и мечтать. И да, Нэймар стал мне дорог. Я должна была признаться в этом хотя бы себе. За него я переживала куда больше, чем за кузенов, как бы странно это не прозвучало. Герион и Илдирим... Они, наверное, хотели как лучше... Только не понятно для кого. Если хотели помочь мне, то выбрали весьма странный способ. Во-первых, подлый, наглый и провокационный. Они что, надеялись, что об их причастности никто не догадается? Во-вторых, моя участь становилась еще незавидней в случае вдовства. От пары сотен лет траура и изоляции меня мог спасти только новый брак. А взять в жены меня, запятнавшую свою честь союзом с полуэльфом, и после траура вряд ли нашлись бы желающие. И братья не могли этого не знать. Но почему тогда? Тешили самолюбие? Вот на это больше похоже.
  Я начинала злиться на них. Что ж, так даже лучше. Когда злюсь, я собранней, лучше соображаю. Бейрит права, нужно держать себя в руках. Нельзя позволять эмоциям управлять моей жизнью.
  Привела себя в порядок. Позавтракала впервые за эти дни и поднялась на крепостную стену. Ждать. Мое появление воины восприняли со странным воодушевлением.
  - Мы рады, что Вы с нами, - с поклоном сказал мне ближайший стражник. - Мало кто из жен так переживает за мужей.
  - Это всего лишь означает, что они более сдержаны в проявлении своих чувств, - ответила я. Мне было неловко. Но уходить со стены я не собиралась. Я ждала.
   Мое терпение было вознаграждено ближе к полудню. Из далекого леса выехали всадники. Их было утешительно много, но они были слишком далеко, чтобы можно было рассмотреть. Потянулись минуты почти невыносимого ожидания. Всадники приближались ужасно медленно, словно ехали на черепахах, а не на лошадях. Ближе, ближе. Седого эльфа из толпы я выделила первым, это было проще простого. Теперь нужно было из шести черноволосых выбрать двух нужных, Нэймара и Келиара. Вон они, хвала Эрее! Какое облегчение... Кузенов, виновников этого парада, я тоже нашла. Безоружные, руки связаны за спинами, поводья их лошадей привязаны к лукам седел других эльфов. Глаза у братьев были завязаны, так же как и у четырех других воинов. Видимо, другие пленники. Хорошо, что хоть за вероломство на месте не убили.
  Вокруг послышались выкрики "Все", - охрана передавала по цепочке новости. Им лучше знать, все или нет. Я даже не догадывалась, сколько воинов уехало. Для меня важны были только пятеро. Стоящий рядом со мной эльф поднял рожок и подал приветственный сигнал.
  Нэймар поднял голову, заметил меня и кивнул. Я поспешила спуститься со стены. Как же я рада, что он вернулся!
  Всадники въехали во двор. Словно вымерший до того замок наполнился гомоном, возгласами, цоканьем копыт, жизнью. Первым в ворота въехал Келиар. Он проехал мимо меня, даже не посмотрел в мою сторону. Его лицо было мрачным. Если бы я своими глазами не видела живого Нэймара, подумала бы о худшем. Леньор тоже проехал мимо вслед за Келиаром, не удостоив меня и взглядом. Потом въехали попарно воины с пленными, а уж потом с остатками небольшого воинства Нэймар. Он спешился, я бросилась к нему. Хотела обнять, но меня остановил его взгляд. Чужой, холодный и неимоверно злой. Я замерла.
  - Что случилось? - прошептала я. Не понимаю, в чем дело. По какому поводу траур? Ведь все живы!
  - Нужно поговорить, - процедил он, схватил меня за руку и поволок в замок. Затащил в большой зал, в котором я никогда раньше не была. Комната с трофеями или оружейная - манекены в доспехах, оружие на стенах, на стеллажах. В углу стояли знамена. Нэймар чуть ли не швырнул меня на середину комнаты, захлопнул за нами тяжеленные двери. Так и остался стоять, опираясь ладонями на створки и не поворачиваясь. Я стояла, боясь пошелохнуться. Молчание затянулось.
  - И долго мне ждать? - заговорил, наконец, муж.
  - А чего ты ждешь? - осторожно спросила я.
  - Выбери любой клинок, какой тебе больше нравится, - спокойно сказал Нэймар.
  - Зачем?
  - Я даю тебе возможность действовать самостоятельно.
  - Это хорошо,.. наверное,.. но зачем мне клинок?
  Он повернулся, в глазах было столько ярости, что я попятилась.
  - Не притворяйся, что ничего не понимаешь! - завопил он. В его правой руке появилась Плеть Молний. Он стеганул ею пол рядом со мной. Я взвизгнула и отпрыгнула в сторону. Он снова взмахнул плетью, на этот раз достал стенку за моей спиной. Он снова и снова взмахивал заклинанием, оставляя на полу, стенах и даже потолке черные полосы. Зацепил пару манекенов, теперь по комнате валялись части доспехов и деревянные детали. В какой-то момент я поняла, что в меня он не целится. Но все равно было жутко. Особенно то, что он ничего не говорил. Даже по отдельным репликам можно было бы понять, в чем дело. Но он молчал и ожесточенно сек комнату. Помахав вдоволь магической плеткой, Нэймар, кажется, немного успокоился. По крайней мере, подошел к поваленному манекену и сел на него, подпер лоб ладонью, задумался. Молния в руке потухла. Муж молчал.
  - Нэймар, - осторожно позвала я.
  Он не отреагировал. Я подумала, что это хороший знак, и подошла ближе. Снова никакой реакции. Набравшись храбрости, подошла еще ближе и села на пол рядом с мужем. Что мне терять? В худшем случае убьет. Я заглянула в его лицо. Печальное, мрачное, но уже не такое злое.
  - Может быть, ты скажешь мне, в чем дело?
  Он выпрямился, сурово посмотрел на меня, вздохнул:
  - Мирэль, поклянись, что будешь говорить только правду.
  Ой, какое нехорошее предчувствие... Но назад дороги нет. Мне с этим взрывоопасным полуэльфом еще жить и жить.
  - Чем поклясться, чтобы ты поверил клятве?
  Он на мгновение задумался, а потом выдохнул:
  - Поклянись Эреей.
  Мгновенная смерть в случае обмана... Ну что ж, если ты так хочешь.
  - Я, Мирэль, дочь Иллириона, жена Нэймара, сына Келиара, клянусь перед лицом Эреи и ее именем, что буду говорить лишь правду в течение следующего часа.
  Стандартная формулировка, но услышать ее от меня лорд не ожидал. То, что я без пререканий поклялась, его удивило. Он озадачено посмотрел на меня, изогнув бровь.
  - Ты понимаешь, что будет, если ты сейчас солжешь? - уточнил он.
  - Я умру, - спокойно ответила я. - Но если покой в твою душу я могу принести только так, то выбор у меня невелик.
  Взгляд, которым он меня одарил, был странным. Подозрение и надежда, вот уж противоречивое сочетание. Нэймар приступил к допросу.
  - Хорошо. Почему ты предупредила отца о нападении?
  - Потому что ты мой муж.
  - Другие причины есть?
  - Да, хотела уберечь братьев от проклятия Великой.
  Он пару раз кивнул, словно мои слова подтвердили его собственные выводы, и задал следующий вопрос:
  - Ты когда-либо желала моей смерти?
  О, демоны. Врать нельзя, даже чуть-чуть слукавить и то нельзя!
  - Да.
  Лицо Нэймара исказила гримаса досады и разочарования.
  - Но мне было тогда лет семнадцать, - поспешно добавила я. - Меня насильно обручили, я бесилась довольно долго. Понимаешь?
  - Кажется, да, - его лицо просветлело. - А теперь? Теперь ты желаешь мне смерти?
  - Нет, ни тебе, ни кому-либо из твоих родных.
  - Ты просила когда-нибудь кузенов или других избавить тебя от брака?
  - Один раз. Мне сразу объяснили, что нет возможности расторгнуть договор. После этого ни разу.
  - Ты просила кого-нибудь убить меня?
  - Нет, никогда.
  - Давала каким-нибудь другим образом понять, что хотела бы стать вдовой?
  - Нет, никогда.
  Он прикрыл глаза и вздохнул так, словно с его души упала скала:
  - Я знал, я знал. Хвала небесам!
  Он порывисто встал рядом со мной на колени и обнял, прижал к себе. А я в который раз почувствовала, как спокойно в его объятиях.
  - Я рада, что ты жив. Очень за тебя переживала, - призналась я, обнимая мужа.
  - Прости. Прости меня за все эти вопросы, но я должен был их задать, - его голос был ласковым и виноватым. Похоже, это у них с Келиаром семейная традиция. Вначале пугать меня до полусмерти, а потом извиняться и чистосердечно раскаиваться.
  - Ты расскажешь, что случилось? И почему ты не послал тоты с весточкой?
  Он выпустил меня и снова сел на манекен.
  - Тут все просто. Тоты подстрелили, а другого у меня не было, - Нэймар развел руками. - Птица прилетела на рассвете, мы как раз собирались в путь, а тут такая новость. Отец велел ему повторить послание трижды. Третий раз мы уже не услышали. Нападавших было десять. Нас рассчитывали застать врасплох, возможно, даже надеялись застать спящими. Мне больно это говорить, а тебе, наверное, еще больней слушать.
  Взгляд у Нэймара был действительно сочувствующий. Я только кивнула. Куда ж хуже? Вероломное нападение. На рассвете. С превосходством сил вдвое. И это мои братья, моя кровь. Позор... А мое положение каково? Предала родных ради мужа.
  - Твои кузены вдвоем набросились на меня. Они опытные воины. Я ранил Илдирима в ногу, но он продолжал сражаться, пока Гериона не подстрелил подоспевший Леньор. Оба живы, как ты наверняка видела. Мы убили четверых нападавших. Сами не потеряли никого. Но если бы не Леньор... не знаю, чем бы это закончилось. А так только раненные. И то тяжелых ранений нет, хвала Эрее. Твое предупреждение спасло много жизней. Я очень благодарен тебе за это.
  - Тогда почему...?
  - Почему все такие мрачные, и почему я задавал все эти вопросы? - спросил он.
  - Да.
  Нэймар вздохнул.
  - Потому что твои кузены утверждают, что напали по твоей просьбе. И обвиняли тебя в предательстве, - сообщил он.
  - Что?? - у меня форменным образом отпала челюсть. До сих пор я думала, что так только в книгах бывает.
  - И они были убедительны, - добил лорд. - Очень убедительны.
  - И ты поверил? - я была разочарована и не пыталась это скрывать.
  - Да, - нехотя признал муж. - Илдирим клялся, что любит тебя, что эта любовь взаимна. И что ради нее весь сыр-бор. Ему очень сложно было не поверить. Он молод, красив, богат, из знатного рода. Виртуозно владеет мечом, есть от чего приходить в восторг. Вы давно знакомы и... - муж нехотя выдавил еще аргумент. - Он эльф.
  Мне было нечего сказать. Я могла только глупо таращиться на Нэймара. Такое откровение ошарашивало. Он, видимо, истолковал молчание иначе.
  - Так ты его любишь? - в голосе мне послышалась горечь.
  Кивнула, не сводя глаз с мужа.
  - Как брата. Не более. И я никого ни о чем не просила. Но да, я действительно предала их, в некотором роде. Я ведь предупредила...
  Мы помолчали. Воображение рисовало одну за другой картинки нападения. Ужас. Братья действительно думали, что никто не узнает об их причастности. Нэймар встал, протянул мне руки:
  - Пойдем в кабинет к отцу. Он и Леньор ждут там. Им важно узнать о результатах нашей беседы.
  Я протянула ему ладони, он помог мне встать.
  - Кстати, что у тебя с руками? К чему повязки? - спросил лорд.
  Я смутилась.
  - Я не хочу отвечать на этот вопрос.
  - Почему? - насторожился муж.
  - Не хочу. Зато ты можешь задать массу других, - я поймала себя на том, что заискивающе улыбаюсь.
  - У меня остался только один, - усмехнулся Нэймар. - Но на него ответ никто дать не сможет.
 

 

Продолжение тут:

https://clck.ru/9RFKT

Категория: Нелюбимый мной, нелюбящий меня | Добавил: Ailinon (01.02.2015) | Автор: Булгакова Ольга Анатольевна E
Просмотров: 622 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar