Главная » Книги » Любовные романы » Нелюбимый мной, нелюбящий меня

Нелюбимый мной, нелюбящий меня Часть 1

Я сидела на веранде, смотрела на лежащий передо мной кристалл, рассеяно гладила верного пса, положившего голову мне на колени, и думала. Что мы есть, кто мы есть? Кроме нас самих этого никто не знает, а иногда даже и мы не можем толком ответить на этот вопрос. О нас расскажут слова. Слова других, помнящих нас, помнящих слова о нас. Будут ли эти истории правдой? Для нас - вряд ли, для тех других - да. Ведь у каждого своя правда. Но чужая правда мешает видеть любому, как мешала видеть мне. Потому я и решила рассказать свою историю безмолвному нежно-голубому запоминающему кристаллу, чтобы происходившее со мной осталось таким, каким его видела и воспринимала я. Хотя бы через годы для меня самой. Мысль, наверное, хорошая... Но с чего же мне начать? Попробую начать сначала.
 
  Была середина кариста, второго весеннего месяца. Я сидела на толстом стеганом пледе, прислонившись спиной к стволу дерева. Я редко приходила сюда. Осенью, на Годовщину, и летом, на день рождения. Не чаще. Воспоминания, пробуждаемые этим местом, причиняли глухую, тупую боль. И не удивительно, рана была старой. Но в моей жизни близились перемены, поэтому я пришла в сад весной.
  Прошло пятьдесят лет, но здесь почти ничего не изменилось. Те же дорожки вокруг клумб, та же беседка, тот же куст сирени. Он один каким-то чудом остался невредим тогда и сейчас жизнерадостно зеленел рядом с обугленными останками беседки, оттеняя засаженные угольно-черным очитком клумбы.
  Я смутно помнила этот уголок сада другим. Яркие ароматные цветы, пестрые бабочки, резные узоры беседки, цветущая яблоня, которую за пару дней до моего рождения посадил отец. Именно на ее обгоревший ствол я и опиралась. Эта яблоня была мне словно сестра. Странно, конечно, может быть, глупо, но я всегда чувствовала связь с этим деревом. Даже привыкла сравнивать себя с этой несчастной яблоней. Теперь, прислонившись к ней, я сидела в саду и вспоминала.
  В то время мне было пятнадцать. И по человеческим меркам это практически детство, а уж по эльфийским вообще младенчество. Но войну я помнила. Хотя, называть этот конфликт войной было преувеличением, - схватки длились от силы дня два-три. Для моей семьи все закончилось горьким, как дым горящего сада, поражением.
  А началось все, как это часто бывает, из-за слов. Это все глупости, что эльфы - высшие существа, мудрые и справедливые. Мы живые, следовательно, эмоции властвуют и над нами. Нам тоже присущи твердолобость, упрямство, язвительность, хамство и даже расизм.
  Пресветлый лорд Иллирион, мой отец, поссорился с соседом, лордом Келиаром. Все дело было в том, что лорд Келиар влюбился. Влюбился в простую человеческую женщину и взял ее в жены. Эльфийское общество осуждало его, но реагировало, в общем, спокойно. Даже когда в этом союзе родился сын, а за ним еще две дочери. Время шло, дети лорда Келиара, наделенные очень долгой жизнью, росли, взрослели рядом со своим бессмертным отцом, а их мать, простая смертная, умерла. Узнав эту новость, мой отец очень обидно прокомментировал при дворе трагедию соседа. Что поделать, он был в своем репертуаре, - высокомерен и несдержан. И я первой готова признать, что он был неправ. Вот только это ничего не меняет. О словах отца лорду Келиару рассказали. Он потребовал извинений. Отец отказался их принести, нанеся новые оскорбления. Лорд Келиар вызвал отца на дуэль, но тот отказался, сказав, что женившийся на смертной Келиар слишком низко пал, а потому потерял право вызывать на дуэль представителя высшей расы. Владыка усмирить двух лордов не смог или не захотел. Смерть жены вывела вспыльчивого лорда Келиара из равновесия, слова отца, пересуды двора, бездействие Владыки взбесили, отказ от дуэли стал последней каплей. И разъяренный вдовец напал на соседа. Его отряды быстро добрались до поместья, почти не встречая на своем пути сопротивления. За наш дворец пришлось побороться, но схватки длились недолго. Вечером, после захода солнца, бои закончились. Венцом стала короткая дуэль лордов, свидетелями которой стали очень многие. Она была жуткой и красочной. Я помнила ее очень отчетливо. Отец выглядел пораженным, но решительным. Незнакомый черноволосый лорд излучал ярость и казался мне тогда воплощением зла. Мужчины, не сказав друг другу ни слова, вышли на небольшую выложенную цветной плиткой площадку, от которой змейками разбегались дорожки в полыхающий сад.
  Поединок был, наверное, недолгим, хоть мне и казалось тогда, что он длился вечность. Движения отца и незнакомца были так легки и грациозны. Полет клинков, неторопливый изящный танец двух мужчин, блики огня на металлических нагрудниках. Красиво и смертельно. Самым ужасным было то, что смерть отца даже не выбилась из узора "танца", словно так и было задумано судьбой, богиней, мирозданием. Лорд Келиар сделал пару шагов в сторону от упавшего противника, замер. Пристально посмотрел на неподвижное тело и поклонился ему, словно благодаря за оказанную честь. Его воины, наши воины, наши слуги молчали. Молчала и моя мать. Она бесшумно подошла к убитому отцу, опустилась перед ним на колени и застыла, повернувшись спиной к свидетелям дуэли, скрыв от них свое горе. Я помню, что тогда не поверила в то, что отца больше нет. Я думала, он ранен. Причем не очень серьезно. Слишком спокойными все были.
  Лорд Келиар подошел к нам с дядей.
  - Нам нужно поговорить, лорд Адинан,- сказал он. Голос у него был удивительно мягкий, бархатный, спокойный. Дядя вздрогнул, но поспешно кивнул.
  В тот вечер был подписан договор. По сути, унизительный, но он был лучше законного решения, поэтому дядя согласился. По закону лорд Келиар мог объявить земли отца своими. Мог оставить своего наместника, обложить население пошлинами, а семью врага изгнать. Мог сделать вдову своей наложницей, древний закон разрешал ему даже это. Но он не стал. Его требование было иным. Когда придет время, я должна стать женой его сыну. Это было нарушением моего права выбора, которое в нашем обществе всегда ценилось высоко. Но и это полбеды. Моим мужем должен был стать полуэльф. Принуждать к такому союзу - неслыханная наглость, на которую лорд Келиар, к сожалению, имел право.
  Условий договора от меня не скрывали. Зачем? Для меня эта новость стала кошмаром. С юношеским максимализмом я решила, что живой не дамся. Потом придумывала, как сбегу, как убью новоиспеченного мужа, а заодно и лорда Келиара... Ненавидела их обоих люто... В общем, дурью маялась года три. Потом успокоилась, смирилась.
   И вот время пришло. Месяц назад лорд Келиар прислал письмо с датой. Его посланники должны были приехать завтра. Вместе с ними должен был появиться и мой жених.
  - Мирэль, - ко мне по дорожке шла мама. - Я знала, что найду тебя здесь. Как ты?
  - Все в порядке.
  Я удивилась тому, что говорила совершенно искреннее. Все действительно было в порядке. Но мама не поверила, вздохнула, грустно посмотрела на меня.
  - Уже поздно, пойдем в дом, - попросила она. Ей хотелось провести последний вечер вместе. Конечно, мы были готовы принимать делегатов хоть месяц, но никто не знал, согласятся ли они задержаться даже на день.
   - Сейчас, - кивнула я. - Ты иди, я догоню.
  Мама снова вздохнула и ушла. Я проводила ее взглядом, встала, поправила платье, сложила плед и отломила веточку от сожженной яблони. Странный сувенир я повезу в новый дом.
 
  Посланники лорда Келиара появились около полудня. Время их приезда полностью соответствовало традиции. Пятеро воинов сопровождали еще пустующую карету. Я наблюдала из своего окна за тем, как спешиваются мужчины, гадая, который из них мой будущий муж. Но видно было плохо, к сожалению. Что скрывать? Было любопытно. Специфика этого брака делала его... волнительным, что ли, даже против моей воли.
  Пока все шло, как и должно было. Посланников встретил дядя, пригласил в дом, провел по левому коридору в Витражный зал, самый красивый зал во дворце. Там висели старинные гобелены, на небольшом возвышении стояли кресла, чем-то напоминающие троны. Их украшала потрясающая резьба и инкрустация. Но не это было главной достопримечательностью. Удивительней всего были витражные окна, давшие залу название. Когда я была маленькой, бегала смотреть на них каждый день. Я и дня без них не мыслила. Красивые картины из разноцветного стекла были великолепны. Цветы, птицы, единороги, коленопреклоненные рыцари, с любовью взирающие на избранниц. Интересно, понравятся ли они лорду Нэймару, моему жениху? Мне хотелось бы, чтоб понравились.
  По традиции посланники представлялись родителям невесты, - формальность. Затем следовал довольно продолжительный обмен любезностями. Жених говорил об искренности своих чувств, о ценности взаимной любви. В общем, речей часа на два. После этого должны были послать за невестой. Каково же было мое удивление, когда уже через полчаса служанка пригласила меня в Витражный зал. Хотя, почему меня это удивило? Ни о какой любви речи и не было, говорить часами было не о чем. Я давала себе слово держаться вежливо и непринужденно, но такой сокращенный вариант сватовства меня задел, я начинала злиться. И, как оказалось, не зря.
  Я медленно и уверенно шла навстречу своей судьбе, стараясь сдержать данное себе слово и успокоиться. Почти удалось. Слуга, склонившись в поклоне, распахнул передо мной дверь. Я вошла в зал. Эта дверь вела к возвышению, на котором стояли сейчас мои родные. Я мысленно поблагодарила небо за то, что им хватило такта не сидеть в креслах. От дяди, такого же высокомерного, как и отец, всего можно было ждать. Встала рядом с матерью, скромно опустив глаза. Мне полагалось молчать, пока ко мне не обратятся.
  - Леди Риана, - прозвучал бархатистый глубокий голос, принадлежащий самому лорду Келиару. Этот голос я слишком хорошо помнила, чтобы перепутать. - Я сражен красотой Вашей дочери. Позвольте же принести в дар хоть что-то взамен прекрасной жемчужины, которую Вы отдаете моему сыну.
  На самом деле, это подарок мне. А то, что лорд предложил его маме, - архаичная часть ритуала. Многие тысячи лет назад семья жениха должна была выкупать невесту. Я краем глаза увидела движения рук - один из спутников Келиара передал ему шкатулку.
  - Не стоит, лорд Келиар, - возразила мама, даже не дождавшись, пока гость откроет ларец. - Это, право, излишне.
  Слова лорда были традицией, равно как и ответ мамы. Но сколько в его голосе было тепла, столько в ее было холода. Если бы она была снежным драконом, передо мной красовались бы сейчас пять ледяных статуй. Лорд Келиар не ответил, просто открыл ларец. По комнате затанцевали разноцветные блики. Я не сдержалась и чуть приподняла голову, чтобы лучше разглядеть подарок. На черной бархатной подушечке лорд держал диадему. Казалось, она была соткана из росы, переливающейся в лучах восходящего солнца всеми цветами радуги. О, Эреа, я в жизни такой красоты не видела. Диадема была более чем великолепна. Воистину, королевский дар.
  - Благодарю, лорд Келиар, - голос мамы был скучающим, словно такие вещи она видела по десятку каждый день. - Я не могу принять Ваш подарок. Моей дочери, возможно, он подошел бы больше.
  Лорд обратился ко мне:
  - Леди Мирэль.
  Я подняла голову и впервые посмотрела ему в глаза. Они были похожи на его голос: такие же спокойные и глубокие. Во взгляде таилась дружеская улыбка, а не издевка. И это эльф, убивший отца? Я не ожидала увидеть неприязнь, в конечном счете, он сам устроил этот брак. В его глазах не было и превосходства победителя, нанесшего давно покойному врагу еще одно оскорбление. Но благодушие? Ободрение? Это было неожиданно.
  - Леди Мирэль, - лорд не сводил с меня глаз, словно пытался прочесть мои мысли. Его взгляд выдавал напряжение, но на голосе это не отразилось, он был таким же ласковым. - Согласны ли Вы стать женой моему сыну?
  Первое искушение. В этот самый момент я могла первый раз сказать "нет", послать всех к демонам... Нарушить договор, подуть на тлеющие угли раздора и плеснуть в огонь масла... Самое трагичное, что впустую. Это договор, и он свят, каким бы он ни был. Даже Владыка ничем бы не помог.
  - Да, - кротко ответила я.
  - Позвольте подарить Вам эту тиару, - так же мягко сказал он. Я кивнула, спустилась с возвышения и подошла к лорду. Склоняться перед ним мне, к счастью, не пришлось, он был выше меня на голову. Келиар надел мне тиару, я коротко поблагодарила и осталась стоять рядом с ним. К родным вернуться я уже не могла, отныне я была официальной невестой лорда Нэймара и принадлежала к его семье. Неловко ужасно.
  - Что ж, раз невеста согласна, предлагаю отпраздновать это событие, - сказал дядя. Все же в традициях есть своя прелесть - заполняют затянувшиеся паузы в таких вот случаях.
  Как я и предполагала, лорд Келиар ночевать отказался, но к моему огромному удивлению согласился отобедать. Что он хотел этим показать? Что не видит в моей семье врагов? Что не желает зла? Или хотел позлить дядю? Хоть лорд Келиар и сидел рядом со мной в тот день, что-либо прочитать по его лицу я не смогла.
  Меня, как "виновницу торжества" усадили во главе стола. По левую руку сидела моя семья, по правую - моя новая семья. Место для обзора родственников было прекрасным. Присутствие Келиара очень раздражало дядю и кузенов. Лорд Адинан старался напрямую с Келиаром не заговаривать, обращался либо к маме, либо к сыновьям. Герион и Илдирим поглядывали на Келиара очень кровожадно, чуть ли не с ненавистью, но старались держаться в рамках приличия, даже изредка улыбались. То, что улыбки больше похожи на оскалы, лорд не замечал. Мама изредка отвечала на реплики дяди, но смотрела только на меня. Воины Келиара были невозмутимы и немногословны. Все четверо вместе взятые сказали не больше десятка слов за весь день. А лорд Келиар был спокоен и раскрепощен, словно сидел в компании лучших друзей. Если говорил, то обращался ко всем сразу и ни к кому в частности. Иногда он чему-то улыбался. Эти мимолетные улыбки злили. Но это были так, мелочи. Повод злиться у меня был куда больше. Я, наконец, разглядела спутников лорда. И моего будущего мужа среди них не было! Келиар - брюнет, если верить сплетням, его жена тоже была темноволосой. Четверо воинов, сопровождавших лорда, были светловолосы и совершенно на него не походили. Этот недоэльф, будь он неладен, даже не осмелился явиться! Трус и наглец!
  После обеда лорд Келиар со спутниками тактично вышли во двор, дав мне возможность проститься с родными. Дядя коротко обнял меня:
  - Я прошу тебя, никогда не забывай, что Келиар - враг нам всем, - напутствовал он. - Он презрел обычаи своего рода, своего народа. Для таких, как он, ничего святого нет. Каким бы сейчас он ни казался, тебя, дочь врага, он предаст, не задумываясь. А Нэймар... он другой крови, он принадлежит людям. Эта раса ниже нас по всему. Опасайся его. Людям неведомо благородство.
  Я кивнула. Ничего хорошего от Келиара и Нэймара я не ждала.
  - Ты держись, Мирэль, - взяв меня за руку, сказал Илдирим.
  - Не отчаивайся, - подбодрил Герион. - Может статься, твой брак будет очень коротким.
  Илдирим сердито зыркнул на брата и хлопнул его тыльной стороной кисти по плечу:
  - Ты что несешь?
  - А что? - вскинулся Герион. - Он же наполовину человек. А они долго не живут.
  - Тоже верно, - ухмыльнулся Илдирим. - Выше нос, Мирэль. Все будет хорошо.
  Они одновременно чмокнули меня в щеки и отступили.
  - Дочка, - мама обняла меня. - Прошу, будь осторожна, не доверяй им. Какие бы прекрасные подарки они ни делали, помыслы у них недобрые. Помни, кто они, а кто мы. Пиши почаще. Препятствовать переписке они не осмелятся.
  Проводить меня вышли все. Не только родные, но и все слуги, все воины. Я степенно прошла к карете, у которой меня ждали воины Келиара. Они поклонились мне и расступились. Сам лорд Келиар открыл дверцу, подал руку, помогая сесть в карету. Потом дверца закрылась, и я осталась одна.
 
  Вечерело. Я рассеянно смотрела в окно на проплывающие мимо поля и рощицы, на солнце, медленно спускающееся к горизонту, и старалась перестать злиться. Все-таки отсутствие Нэймара очень задело. Это не было прямым нарушением традиций, но все равно оскорбительно. Часа через два, когда солнце коснулось вершин далеких гор, мне удалось успокоиться. Почти. Попутно я придумала лорду Нэймару десяток вполне приемлемых оправданий. Хотя, все они были слабоваты.
  Карета остановилась, кто-то постучал в дверь, и незнакомый голос произнес:
  - Леди Мирэль, привал.
  Интонации были вежливыми, но вместе с тем говорящий был нерешителен, словно мой статус был ему не до конца ясен. То ли "своя", то ли пленница. Его колебания были понятны. Все знали, что не по своей воле я ехала сейчас во владения Келиара. Я была склонна относить себя ко второй категории и тоже не представляла, как себя правильно вести. Поэтому просто открыла дверцу и с помощью почтительного воина выбралась из кареты. Честно говоря, я предпочла бы ехать верхом, но статус не позволял. Невесте, покидающей отчий дом, это не полагалось. Воины разжигали костер, ухаживали за лошадьми, носили к костру корзины с припасами. Я держалась в стороне и не вмешивалась, оглядывалась. Родные места я знала хорошо и то, что совсем рядом текла река, настораживало. Это не соответствовало моим представлениям о маршруте. Я ушла к берегу, и подозрения подтвердились. Если бы лорд выбрал кратчайший путь домой, мы бы не подъехали близко к Каммани, да и пики Зеленых гор были слишком близко. Значит, сделали крюк и избрали Восточную дорогу вместо Северной тропы.
  - Леди Мирэль, - раздался голос возникшего рядом со мной Келиара. - Как Вы находите путешествие?
  - Пока очень спокойно, лорд Келиар, - ответила я, не оборачиваясь. - Надеюсь, так будет и впредь. Я бы хотела задать вопрос.
  - Задавайте, - мне показалось, что собеседник насторожился. По крайней мере, он встал так, чтоб видеть мое лицо. Интересно, какого вопроса он опасается? Зачем ему понадобился этот брак? Я и так знаю пару очень веских аргументов в пользу этого союза. Так что этот вопрос не задам, может не рассчитывать.
  - Почему мы поехали этой дорогой? Это не самый короткий путь.
  Келиар весело улыбнулся:
  - Вы не догадались? Дело в том, что это ближайший путь к границе земель лорда Адинана. И эту границу мы только что пересекли. Теперь мы на нейтральной территории, принадлежащей Владыке.
  - Ясно, - коротко ответила я и отвернулась. Что ж, я знала, дольше, чем того требуют приличия, Келиар на чужой земле не останется.
  - Леди Мирэль, теперь я хочу задать Вам вопрос.
  - Спрашивайте, - разрешила я, не отвлекаясь от созерцания пиков Зеленых гор. На лорда старалась не смотреть. Нет, Келиар не был мне противен. Мне, несмотря на пятьдесят лет моральной подготовки, очень не нравилась ситуация.
  - Мы только что пересекли границу Ваших земель. Я должен спросить, Вы не передумали? Не желаете вернуться домой?
  Вообще-то, этот вопрос в шутку должен был задавать бесконечно любимый и любящий единственный, сидящий рядом со мной в карете, увозящий меня на долгожданную свадьбу в свои владения. О, Эреа, почему все так сложно?
  Я повернулась к лорду, посмотрела в глаза:
  - Это мой второй законный шанс сказать "Нет", но Вы знаете, я не могу им воспользоваться. Вы не оставили мне выбора.
   Возможно, это прозвучало слишком жестко, возможно, даже зло. Потому что лорд помрачнел, благодушие как ветром сдуло.
  - Я понял Вас, госпожа. Тем не менее, я должен задать еще один вопрос. Вы выйдете замуж за моего сына?
  - Да, я вынуждена, - сама почувствовала, что эта реплика вышла очень едкой, неприязненной.
  - Благодарю за ответы, - Келиар слегка поклонился, его губы искривила ироническая улыбка. Он добавил: - Я рад, что подарок Вам понравился.
  Я нахмурилась, не вполне понимая, о чем он. Ах да. Тиара...
  - Простите, я о ней просто забыла, - это была правда. Действительно забыла, а то бы давно сняла.
  - Ах, вот в чем дело, - теперь он откровенно издевался. Я пожала плечами, пусть думает, что хочет, и пошла к костру. Говорить нам было больше не о чем. От мимолетного сожаления о том, что разговор прошел таким образом, я отмахнулась.
 
  Мы заночевали там же, на берегу Каммани, а на следующий день продолжили путь. Выехали на одну из веток Торгового тракта и направились к замку Келиара. После полуденного привала лорд составил мне компанию в карете. Мы долго молчали, он изредка поглядывал в мою сторону, но не заговаривал. Я тоже не стремилась к беседе, все равно не знала, что сказать.
  Лорд, казалось, задремал. А у меня появилась возможность рассмотреть его. Длинные чуть вьющиеся черные волосы, две тонкие косички с висков уходят к затылку по сегодняшней моде, высокий лоб украшает витой серебристый венец с небольшим изумрудом в центре. Лицо спокойное, черты лица утонченные. Мы, эльфы, - красивый народ, но лорд Келиар и на этом фоне выделялся. Он был очень хорош собой. И довольно богат к тому же. Дядя рассказывал, что, когда умерла жена Келиара, многие благородные семейства попытались породниться с вдовцом. Но успеха никто не имел. Я знала, что Келиару было чуть больше полутора тысяч лет, что его жизнь сложно назвать спокойной. Во времена его юности мы еще вели войны с орками. Келиар стал героем двух из них. Потом был посланником Владыки у гоблинов, а сто лет назад - у людей. Там он встретил свою жену. Тоже испытание не из легких. Осуждение, кривотолки, сплетни. Это еще нужно было вытерпеть тогда и терпеть до сих пор. А дети? Он знает, что они умрут значительно раньше него, он знал, что жена умрет, по нашим меркам, почти мгновенно... Мне отчего-то стало его так жаль, даже сердце защемило. Вот же уготовила Эреа судьбу...
  Лорд проснулся, открыл глаза и поймал мой взгляд. Мне бы следовало смутиться, отвести глаза, промолчать, но я не смогла.
  - Простите меня, - мне было ужасно стыдно за вчерашний разговор.
  Он удивленно приподнял бровь, ожидая продолжения.
  - Я вчера была очень резка. Постараюсь впредь быть сдержанней, - покаялась я.
  - Не стоит, - его голос был полон сарказма. - Знание истинных Ваших помыслов - большая честь для меня.
  Он улыбнулся, в его улыбке мне теперь виделась издевка победителя. Я отвернулась к окну, но чувствовала на себе его взгляд. И злилась на себя. Дура. Сама все испортила. Он был любезен, даже добр вчера. И подарок, который он сделал, великолепен. Почему-то подумалось, что он не воспринимал меня как дочь врага, заложницу долга. Иначе не стал бы дарить такую прекрасную вещь, ограничился бы чем-нибудь попроще. Да, его сын получит меня в жены, но по сравнению с тем, что в тот вечер, после дуэли, мог потребовать лорд Келиар, это почти ничто.
  Тишина в карете меня угнетала. Я заговорила, по-прежнему глядя в окно:
   - Не знаю, что Вы обо мне думаете, но хочу, чтобы Вы знали одно: неприязни, а тем более ненависти к Вам и лорду Нэймару я не испытываю. Мне действительно очень жаль, лорд Келиар, что я вчера нагрубила. Вы этого не заслуживали. Я прошу прощения. - Он молчал. - Знаю, Вы не поверите моим словам, но я давно смирилась с этим браком. Просто... Все идет не так, как я предполагала. Я надеялась, что Ваш сын сам приедет за мной, что за время пути мы познакомимся... И все будет выглядеть почти нормально. Я буду чувствовать себя невестой. А сейчас... Сейчас я больше похожа на пленницу. Все не так, как я думала. И я даже не знаю, как себя вести...
  Глаза неприятно защипало, еще чуть-чуть и заплачу. Не хочу. Я порывисто повернулась к лорду:
  - Почему он не приехал?
  - Он не смог, - его голос был таким же мягким, как вчера. В нем слышалось сочувствие.
  - Почему?
  - Я не могу сказать сейчас, но расскажу дома.
  Я снова отвернулась. Теперь было еще хуже. Я не хотела плакать при Келиаре. Но тут в голову пришла страшная мысль. Моему будущему мужу не меньше восьмидесяти лет, а по человеческим понятиям это ходячий полутруп. Что если... Я заглянула лорду в глаза:
  - А Нэймар, он... в нем больше от эльфа или от человека?
  - Что Вы имеете в виду? - нахмурился Келиар. Я смутилась и обрадовалась, если он не понял вопроса, то и бояться нечего. Робко улыбнулась:
  - Понимаете, я вдруг испугалась, что... в его возрасте... что он старик.
  Келиар рассмеялся:
  - Нет, глупышка, не старик. Он совершенно обычный молодой эльфийский юноша. А мои дочери совершенно обычные эльфийские девушки.
  - Простите, - мне было неловко. - О Вашей семье мало что известно.
  - Знаю. И очень ценю это обстоятельство, - все еще улыбаясь, ответил лорд.
  Я догадывалась, почему, но высказываться по этому поводу не стала.
  - Можно еще кое-что спросить?
  - Спрашивайте, - кивнул лорд.
  - Когда будет свадьба?
  - Через неделю. У Вас будет время познакомиться с сыном.
  - Это хорошо, - улыбнулась я. От такой новости стало как-то легче. - Не хотелось бы выходить замуж за незнакомца.
  Лорд Келиар посерьезнел:
  - Я должен предупредить. Свадьба будет очень скромной, мы никого не приглашали.
  - Хорошо, - не понимаю, это что, должно было меня расстроить?
  - Когда я говорю "скромной", то имею в виду практически полное отсутствие гостей. Приедут дочери с мужьями, пара родственников. Но это и все. Не будет ни волшебных фонтанов, ни фейерверков. Тихое домашнее торжество.
  - Это замечательно, не люблю большие скопления народа.
  Лорд одарил меня странным взглядом и продолжил:
  - Обычно, после свадьбы молодожены едут в столицу на год-другой, но мы этого не планировали.
  - Я тоже, - Эреа, к чему он клонит?
  - Вы наверняка знаете, что я сам очень редко бываю при дворе. Сын бывает в столице чаще, но исключительно по делам. Присутствие супруги во время таких визитов обременительно. После свадьбы Вы будете очень редко покидать мои земли.
  - Я не против, - я пожала плечами. Ну, это не очень будет отличаться от жизни дома. Я и так ни разу не видела столицу, не была ни на одном приеме. Зачем? Мой муж был давно предопределен. Дяде не хватало только проблем с моей внезапной влюбленностью и сопутствующей ей строптивостью. Его решение было разумным.
  - Почему Вы со всем соглашаетесь? - лицо лорда Келиара потемнело, как небо перед грозой. Еще чуть-чуть, и будут молнии. Мне почему-то стало страшно.
  - Но... Я действительно не возражаю, - пробормотала я.
  - Не верю, - заявил лорд. - Я описываю Вам Ваше будущее, оно лишено поездок, балов и других светских развлечений. Но Вас оно устраивает. Почему? Вы решили поиграть в покорную овечку?
  - Нет! - Демоны! Он решил меня испытать. Но что бы я ни сказала, он не поверит. Как все это несправедливо! Как это бесило!
  - Я просто легко могу отказаться от того, чего не знала и не имела прежде! - с горечью начала я. - Поэтому мне все равно, какой затворницей Вы меня сделаете! Я ею была всегда!
  - Вот как? - он говорил тихо, на его лице отразилось недоверие.
  - Да! Вот так! - продолжала я. - Спросите кого угодно из придворных, знают ли они, как я выгляжу? Я удивлюсь, если они вообще догадываются о моем существовании. Вот если бы Вы сказали, что книги у Вас в дефиците, я бы действительно огорчилась!
  - Тише, девочка, тише, - он попробовал меня успокоить. Но угомонить меня он не смог, наверное, никто не смог бы.
  - Да Вы просто описали мою жизнь! Я другого и не знаю! А Вы неужели думали, что все время в ожидании брака, я буду танцевать на балах, проводить годы в столице? Как бы ни так! Цель моей жизни - стать нелюбимой женой нелюбимому мужу, матерью его детей! В лучшем случае просто не любимой, а не презираемой им. И в любом случае - игрушкой, пешкой в политических играх! А для исполнения этих "завидных" ролей развлечения и поездки не нужны!
  - Все в порядке, - холодно сказал Келиар, обращаясь к кому-то за моей спиной. Я обернулась, дверца кареты была открыта, внутрь заглядывал один из воинов. Демоны, я не заметила, как мы остановились. Даже не заметила, что давно стою и ору на лорда, практически нависая над ним. Отшатнулась, чуть не упала.
  - Простите... я не хотела кричать...- я осела на диванчик.
  - Все хорошо, - глухо ответил лорд и сделал знак воину закрыть дверцу. Мы снова остались одни.
  - Простите, - пролепетала я. Под изучающим взглядом лорда хотелось стать крохотной и незаметной. Мне было безумно стыдно за истерику. Эреа... я орала, как простая крестьянка... Лорд долго молчал, а я не смела даже пикнуть. Он заговорил. На сей раз его голос был грустным:
  - Для меня большая честь, леди Мирэль, знать Ваши истинные помыслы, - с этими словами он вышел из кареты и тихо закрыл за собой дверцу. Через пару мгновений карета снова тронулась. Я расплакалась и просидела в карете до позднего вечера.
 
  Вечером третьего дня пути мы пересекли границу земель лорда. Об этом сказал сам Келиар. Он снова зашел в мою келью на колесах. Я молчала, и так все время корила себя за истерику. Но лорд неловкости не замечал. Он просто сидел напротив и думал о чем-то своем. В карету сквозь закрытые окна вползали сумерки. Мне они не мешали. Ему, видимо, тоже. Вскоре стало совсем темно. Лишь венец Келиара чуть поблескивал, выдавая примесь сириина, лунного серебра, в сплаве.
  - Леди Мирэль, - вдруг заговорил мужчина. - Вы не спите?
  - Нет, лорд Келиар, - ответила я после секундного замешательства. Он щелкнул пальцами, под потолком начал медленно разгораться магический свет.
  - Нам, конечно, будет выпадать возможность поговорить наедине, если Вы пожелаете. Но, может быть, Вы хотите узнать что-нибудь до того, как приедем домой?
  Я помолчала, а потом решилась:
  - Мне неловко спрашивать, но... сколько лет есть у Вашего сына в запасе?
  К такому вопросу Келиар был готов.
  - Чуть меньше тысячи, - ровным голосом ответил он.
  Да, Герион и Илдирим сильно ошиблись. Хотя, тысяча лет... это как посмотреть... Больше вопросов у меня пока не было, я молчала.
  - Это все? - удивленно спросил лорд. Я пожала плечами:
  - Это самое важное. И Вы единственный, кого я могла бы спросить. Задать такой вопрос лорду Нэймару я никогда не осмелилась бы.
  Он кивнул:
  - Хорошо. Тогда мне хотелось бы кое-что сказать.
  - Я слушаю, лорд Келиар, - я старалась говорить максимально вежливо и спокойно, как и подобает высокородной эльфийской деве.
  - Я поверил в Вашу искренность во время нашего последнего разговора. Не подозревал, что договор с лордом Адинаном превратит Вас в пленницу в Вашем собственном доме. Прошу, простите меня.
  Я от удивления онемела. Это он мой дом только что тюрьмой назвал? А лорд продолжал:
  - Я ведь замечал, что Вы ни разу не покидали своих земель даже на пару дней. Первое время, признаюсь честно, мне было не до того, - он вздохнул, вид у него был виноватый. - Потом я подумал, что Вы очень болезненная девушка. Но, каким бы хрупким ни было здоровье, со временем все девушки появляются при дворе. Только не Вы. За пятьдесят лет ни разу... Я даже засомневался, существуете ли Вы еще на этом свете. Чем ближе был назначенный день, тем больше я сомневался. Отчасти поэтому за Вами поехал я, а не Нэймар... Я ожидал увидеть чахлый бледный цветок, но встретил прекрасную деву. Я предполагал, что найду в Вашем лице врага, змею, только и ждущую возможности плюнуть ядом. Но Вы были единственной, в ком я не увидел злобы, - Келиар выдержал паузу, словно не знал, стоит ли дальше говорить. - Я знаю, что, в сложившихся обстоятельствах, не имею права просить Вас о чем-либо, но...
  Он порывисто наклонился ко мне, взял за руку, заглянул в глаза.
  - Забудьте все, что Вам говорили обо мне и моей семье. Живите, как живется. Не позволяйте мнению других определять Вашу судьбу.
  Я вглядывалась в его лицо и понимала, что ничего не понимаю. Я совершенно растерялась. От необходимости отвечать меня спас звук рога, - охрана замка приветствовала хозяина.
  - У меня есть еще одна просьба, - отстранившись, сказал лорд Келиар. - Пожалуйста, никому не рассказывайте о наших разговорах.
  - Разумеется, - поспешила заверить я.
 
  Мне было любопытно, как выглядит замок Келиара, Лэнгорд, но в ночной темноте он казался лишь скоплением огней. Поэтому осмотр архитектурных изысков пришлось отложить на потом. Въехав в просторный двор, карета остановилась. Лорд легко выпрыгнул из нее, галантно подал мне руку и провел мимо почтительно склонившихся воинов эскорта в замок. У самых дверей нас встретил облаченный в легкий доспех эльф. Волосы у него были седыми. Это было необычно, именно поэтому я знала, кто он. Лорд Леньор. Соратник Келиара, поседевший в одну ночь, когда один на один боролся с демоном, которого вызвал шаман орков. Личность такая же легендарная, как и лорд Келиар. Мужчины встретились взглядами, лорд Келиар чуть заметно качнул головой. Леньор легко кивнул мне, но ничего не сказал.
  Я ожидала, что в холле будет толпиться прислуга, но нас встречали всего две женщины. Лорд Келиар выпустил мою руку, поклонился, поприветствовал в своем доме и поручил заботам женщин. Они обе оказались моими горничными. Жениха не было, чему я на сей раз не удивилась. Лорд Келиар предупреждал, что Нэймар приедет в лучшем случае только завтра. Я еще подумала, что это хорошо. Показаться будущему супругу в первый раз хотелось в лучшем виде, а не уставшей после трех дней пути. И не имело значения, как я на самом деле отношусь к этому браку.
  Покои, выделенные мне, были уютными, богато обставленными, но гостевыми, а потому безликими. Две комнаты: спальня и кабинет, выход на балкон, небольшая ванная комната. Первым делом я отправилась туда, принимать ванну, приходить в себя. Все-таки такое длительное путешествие я совершала впервые и порядком устала. Тем более, что от переживаний совсем не спала. Горничные, белокурая Граза и рыжеволосая Бейрит, были очень обходительны, но от их помощи я вежливо отказалась. Когда, завернувшись в огромное полотенце, зашла в спальню, обнаружилось, что женщины времени не теряли. Они разобрали оба сундука с одеждой и аккуратно повесили ее в шкаф, явно рассчитанный на значительно большее количество платья. В практически пустом шкафу десятка три нарядов выглядели сиротливо. Я поблагодарила горничных и отпустила их. Заметила на туалетном столике два ларца. Один с моими украшениями, а второй с тиарой. Кто бы мог подумать, что простой без изысков ларец темного дерева хранит такую вещь. Я еще раз посмотрела на тиару. Великолепие, если одним словом. Может быть, все не так плохо? Может быть, удастся стать с Нэймаром и Келиаром если не друзьями, то хоть не врагами... Хотелось бы надеяться, потому что, как ни крути, а тысяча лет - это большой срок... Заснула я поздно.
 
  Проснулась рано, очень рано. Задолго до восхода. Привела себя в порядок, еще раз осмотрела свои комнаты и нашла их очень даже хорошими. Вот только неизвестно, долго ли они будут моими. Эту мысль я прогнала взашей, только ее мне сейчас не хватало. Понятно, что брак предполагает близость, но не была готова даже думать об этом.
  За окнами запели птицы, я вышла на балкон. Передо мной раскинулся прекрасный сад. Цветы, цветы, цветущие плодовые деревья... Понимаю, мне предоставили одни из лучших комнат, возможно, даже надеялись произвести впечатление. Произвели. К сожалению, не то, на которое рассчитывали. Я вспомнила свою яблоню. Келиар оправился, успокоился после смерти жены, после той стычки, а моя семья нет. Даже наш сад, цветущий и волшебный в это время года, имел шрам, который вряд ли когда-нибудь исчезнет. Да, отец был неправ, и я знала это, знала всегда. Но за его ошибку заплатила мама, плачу я. Ему достался самый легкий выход из положения - смерть. Стало так горько и обидно. На глаза навернулись слезы. Я вернулась в комнату, достала из шкатулки обугленную ветку яблони... Даже дерево расплачивается за слова отца... После недолгих поисков я нашла в кабинете вазу для своей веточки, поставила свой мрачный "букет" на стол и села писать письмо родным.
  Короткое послание далось мне нелегко, а когда, наконец, закончила, поняла, что очень голодна. Я вышла в коридор и внезапно поняла, что дорогу до холла не найду. Вчера слишком устала, чтобы запоминать путь. Выручила Бейрит, которая как раз шла меня будить.
  - Госпожа, - женщина казалась растерянной. - Простите, я не знала, что Вы встали. Завтрак будет через час. Но если Вы голодны, я принесу что-нибудь из кухни.
  Да я лучше с голода умру, чем попрошу еды.
  - Спасибо, Бейрит, не стоит, - я покачала головой. - Скажи, пожалуйста, в замке есть тоты, которого можно было бы отправить с письмом?
  Почему-то уверенности в том, что мне можно взять тоты не было. Но горничная просияла:
  - Конечно, госпожа. Вы хотите отправить сами?
  Я кивнула и последовала за Бейрит к гнездам. Наблюдать за тоты мне всегда нравилось. Их гнезда были похожи на корзины, такое же сплетение прутьев, украшенное перышками, ракушками и листиками. Когда была маленькой, я думала, что корзинки для птенчиков плетут слуги. Но потом узнала, что плести корзины мы научились у тоты. Этих птиц принято считать условно говорящими. Они только повторяют слова, не комбинируют их в предложения, в отличие от аршанов. "Тоты" - первое, что говорит такая птица незнакомцу. Это единственное их "родное" слово. По нему они получили свое название. Эти огненно-рыжие птицы невероятно умны, хорошо обучаемы. Их используют в основном в качестве почтальонов. Тоты летают быстро, могут переносить груз, в два раза превышающий их собственный вес, и никогда не ошибаются адресатом. Как они это делают, никто не знает. Но тоты достаточно назвать имя получателя и место, где он может быть. Молодому, неопытному тоты иногда нужно показать карту, но это и все.
  Бейрит отвела меня на первый этаж, провела по боковому коридору, потом была еще одна дверь, еще коридор, потом мы вышли во внутренний двор, потом мимо конюшен по дорожке между березами. И, наконец, дошли до гнездовья. Оно было маленьким, меньше десятка гнезд. В двух сидели взъерошенные серые птенчики, а их родители кружили неподалеку. Большинство тоты отсутствовало, родителей птенцов нагружать письмами было непринято, так что мой выбор был ограничен одним довольно молодым тоты. Он заинтересованно на меня поглядывал, смешно поднимая и опуская черный хохолок. Я подошла к нему, птица наклонила голову набок и поздоровалась:
  - Тоты.
  - Доброе утро, - улыбнулась я.
  - Утро, - ответил тоты.
  - Отнеси это, пожалуйста, леди Риане в Долкаммани, - я показала птице свернутый трубочкой листок. Та протянула мне лапку с почтовым цилиндром. Я вложила туда письмо. - Дождись ответа.
  Тоты кивнул и улетел. Я проводила его взглядом и снова последовала за Бейрит. Теперь она вела меня на завтрак в малую столовую, где раньше собиралась семья. "Раньше", потому что дочери Келиара, Майанис и Сальвен, несколько лет назад вышли замуж и покинули отчий дом. С лордом оставался только сын, который часто бывал в отъезде.
  Я добросовестно пыталась запомнить дорогу к столовой, но безнадежно запуталась после третьего поворота. Нужна карта или проводник. Лучше бы карту...
  Хвала Эрее, я пришла к завтраку не первая. У открытого окна спиной к двери стоял лорд Леньор. Сегодня он был без доспехов и оружия. Интересно, почему они были нужны ему вчера... Лорд повернулся, услышав шаги:
  - Доброе утро, леди Мирэль.
  - Доброе утро, лорд Леньор, - кивнула я. Он склонил голову набок, напомнив мне тоты. Я не сдержала улыбку. Седой эльф был удивлен и предельно вежлив.
  - Мы разве представлены друг другу, леди Мирэль? - ему было неловко, словно мы действительно были когда-то знакомы, но он запамятовал.
  - А разве это в Вашем случае необходимо? - улыбнулась я.
  - Вы правы, чаще всего, действительно, нет, - рассмеялся воин. - Каким было Ваше путешествие?
  - Спокойным, спасибо, - он мне понравился. Такой открытый, жизнерадостный. С ним было легко. И это несмотря на то, что он был очень знаменит. Впрочем, если честно, Келиар тоже был знаменит, но к нему у меня было другое отношение. И никакого трепета, как ни странно. - Места здесь красивые.
  - Насколько я знаю, Вы раньше не были знакомы с лордом Келиаром.
  - К сожалению, - вежливо ответила я.
  - Это ничего, если Вы полюбили лорда Нэймара, то уж с его отцом общий язык найдете.
  - Я с лордом Нэймаром еще не знакома, - так же вежливо сказала я.
  - Что Вы говорите, - изумился Леньор.
  Его удивление было таким искренним, что я подумала, не сболтнула ли лишнего. Он же мог о договоре и не знать. Моя семья о нем во внешней среде не говорила. Возможно, что и Келиар тоже не распространялся. Я поспешила сгладить ситуацию:
  - Но у нас впереди многие столетия.
  - Мудрые слова, госпожа, - задумчиво сказал Леньор и поменял тему. - Знаете, здесь прекрасный сад.
  - По счастливой случайности знаю. Мои окна выходят на него. У меня еще не было возможности прогуляться, но я уверена, он чудесен.
  Нашу светскую беседу прервали лорд Келиар и следующие за ним слуги с подносами. Ура! Еда! Я так оголодала, что была на грани обморока. За завтраком мы разговаривали о погоде-природе и скором приезде детей Келиара. Исключительно нейтральные темы.
  - Леди Мирэль, - обратился ко мне Келиар, когда завтрак закончился. - Я пригласил для Вас портниху. Она будет в Ваших покоях через полчаса.
  - Благодарю, но у меня все есть, - удивилась я.
  - И подвенечное платье тоже? - уточнил лорд, вопросительно изогнув бровь. Я смутилась. Ну что стоило помолчать? И к чему вопросы? Ему служанки наверняка доложили, что свадебного платья у меня действительно нет.
  - Портниха займет Вас надолго, - правильно истолковав мое молчание, продолжил Келиар. - К сожалению, я не смогу отобедать с Вами. Дела. А вечером должен приехать сын. Если у Вас будут какие-либо пожелания, скажите Бейрит или Гразе.
  Я кивнула.
  - Не скучайте, - улыбнулся мне Келиар. - Пойдем, Леньор.
  Оба легко кивнули мне и вышли. А мне предстояло испытание - найти дорогу до своих комнат самой. Как ни странно, я заблудилась всего дважды, а потом меня нашла Граза. Возможно, при планировании и постройке замка какая-то логика была, но от меня она пока что ускользала.
 
  Портниха, расторопная и энергичная женщина, уже ждала в моих комнатах с помощницей и огромной корзиной. Вначале она пыталась выяснить, как я представляю себе свадебный наряд. Это было трудно, очень сложно, потому что я его себе никак не представляла. Помучившись довольно долго, женщина кивнула помощнице, и та извлекла из корзины толстую папку. В ней были рисунки, наброски, образцы кружев и тканей. Лорд Келиар знал, о чем говорил. Эта женщина способна занять меня на весь день.
  Остановились на классическом белом платье простого силуэта. Оно могло стать совсем обычным, но кружевные клинья на юбке и отделка на рукавах делали его очень красивым. По крайней мере, на рисунке и в моем воображении. Портниха обмеряла меня с ног до головы, а потом предложила выбрать ткань для других платьев. А ее помощница полезла в корзину за другой папкой.
  - Не стоит, у меня достаточно платьев, - я указала рукой на шкаф. Не хватало только, чтобы Келиар думал, что у меня ничего не было.
  - Знаю, - не впечатленная портниха равнодушно пожала плечами. - Я уже посмотрела. Это, конечно, классические вещи, но когда Вы последний раз были в столице? Эти фасоны уже давно не в моде.
  Я почувствовала, что краснею. Не могу же я ей сказать, что в столице ни разу не была и что дома сидеть можно и в классических вещах.
  - Деточка, - портниха похлопала меня по руке. - Не стесняйтесь, выбирайте, что понравится. - И добавила: - Я прежде не встречала девушку, отказавшуюся от обновки.
  Ее помощница и Граза захихикали. А вот и выберу! Я решительно просмотрела содержимое второй папки и выбрала четыре новых платья. Портниха улыбнулась и пообещала сделать все в скором времени. Когда они с помощницей ушли, было далеко за полдень. Граза принесла обед в комнату, видимо поняла, что в столовую меня нужно за руку водить. Так что я поела на балконе в тишине и спокойствии.

Продолжение тут:

https://clck.ru/9RFGQ

Категория: Нелюбимый мной, нелюбящий меня | Добавил: Ailinon (01.02.2015) | Автор: Булгакова Ольга Анатольевна E
Просмотров: 679 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
avatar